Политика

Ирина акимова: «прежде чем покупать сегодня новый телевизор или холодильник, стоит подумать, а сможете ли вы завтра оплатить коммунальные услуги или купить продукты? Если нет, то отложите покупку до лучших времен»

0:00 — 6 февраля 2009 eye 391
Александр ГАЛУХ «ФАКТЫ»

По мнению оппозиционного министра экономики, кульминация кризиса в Украине может наступить в середине этого года и продолжаться на протяжении следующих шести месяцев

Кризис продолжает охватывать практически все сферы жизни граждан. Призрак дефолта замаячил не только над отдельными предприятиями, но и всей страной. Экс-спикер парламента Арсений Яценюк, побывавший недавно на Всемирном экономическом форуме в Давосе, признался, что это страшное слово по отношению к Украине звучало в кругах мировой экономической элиты намного чаще, чем ему бы хотелось. О возможных сценариях развития экономической ситуации в Украине, дальнейшем падении гривни, инфляции и рецептах выхода из кризиса «ФАКТЫ» расспросили министра экономики в оппозиционном правительстве Виктора Януковича, народного депутата, кандидата экономических наук Ирину Акимову.

«Дефолт, как правило, означает сильную девальвацию национальной валюты и замораживание вкладов населения»

- Ирина Михайловна, вы недавно вернулись из Австрии. Скажите, там финансовый кризис ощущается? Или только у нас такие проблемы?

- Кризис ощущают все. Вопрос: в какой степени? В развитых странах с традиционно высоким уровнем социальной защиты люди о своем будущем беспокоятся меньше, хотя у них тоже растет безработица и инфляция. Правда, если в Украине средний уровень инфляции к концу 2008 года составил более 20 процентов, то в странах Евросоюза чуть больше трех процентов.

- А почему у нас цены постоянно растут, причем независимо от курса гривни к доллару?

- Основная причина резкого ускорения инфляции в прошлом году — популистская бюджетная политика правительства. Ее суть в том, что расходы, которые закладывались в госбюджете, в том числе и на социальную сферу, резко опережали темпы роста ВВП. Иначе говоря, государство выплачивало больше, чем зарабатывало. Подобное возможно только в одном случае: когда печатают дополнительное количество денег, что, мне кажется, было сделано и привело к определенному обесцениванию гривни.

- Сегодня все больше говорят об угрозе дефолта. Какова его вероятность? И действительно ли так страшен черт, как его малюют?

- Во-первых, черт всегда страшен, даже если он еще не дышит нам в спину, но возможность его присутствия нужно всегда учитывать и минимизировать. В религии его отгоняют с помощью молитв. В экономике, наверное, молитвы вряд ли помогут. Необходимы конкретные действия, причем сейчас, а не в будущем. Что представляет собой проблема дефолта? Дефолт — это невозможность обслуживать свои долговые обязательства. В свою очередь, это ведет к отказу платить долги, например, проценты по кредитам в полном или неполном объеме. Но есть разница между понятием суверенный (государственный) дефолт и корпоративный (дефолт отдельной компании). Скажем, если мы не можем в течение двух-трех месяцев погашать свои текущие долговые обязательства, это означает, что мы в состоянии дефолта. И мы должны своим кредиторам об этом объявить. Дальше ситуация может развиваться по нескольким сценариям.

- Например?

- Если речь идет о государственном дефолте, как правило, происходит реструктуризация долгов. Что это значит? Например, нам могут растянуть, удлинить период возврата долгов, заменив одни государственные ценные бумаги другими. А возможна ситуация, произошедшая пять лет назад в Аргентине, когда страна просто отказалась погашать часть своих долговых обязательств. Она объявила дефолт, при этом предложила следующие условия своим кредиторам: порядка 70 процентов общей задолженности погашено не будет, но 30 процентов Аргентина вернет в достаточно короткий промежуток времени. И 80 процентов кредиторов согласились с такими условиями. Да, они потеряли значительную часть своих средств, но получили, по крайней мере, больше, чем ноль. Однако 20 процентов кредиторов продолжают бороться за возврат своих денег, требуя ареста средств пенсионной системы Аргентины, находящихся в зарубежных банках.

- Есть мнение, что при определенных обстоятельствах объявление дефолта даже выгодно стране. У нее появится возможность начать все с чистого листа…

- Дефолт всегда отрицательно сказывается на имидже страны. И это связано, прежде всего, с кризисом доверия. Если даже государство после объявления дефолта восстановит к себе доверие со стороны зарубежных партнеров, в долг ему после этого если и дадут, то под более высокие проценты. Кроме того, дефолт, как правило, означает очень сильную девальвацию национальной валюты и замораживание вкладов населения.

- Так Украине грозит дефолт?

- Угроза дефолта возникает тогда, когда обслуживание внешних долгов приближается к сумме резервов Национального банка. На сегодняшний день наш внешний, прямой и гарантированный долг составляет 18,6 миллиарда долларов. Что значит прямой и что значит гарантированный? Это прямые обязательства государства и обязательства госмонополий, под которые страна дала свои гарантии. Иначе говоря, если от НАК «Нефтегаз Украины» или «Укравтодора» иностранные кредиторы потребуют срочно вернуть долги, а компании не смогут этого сделать, то их проблемы автоматически перекладываются на плечи государства. Это увеличивает объем государственного долга, ставит страну в более сложное положение и повышает риски суверенного дефолта. Пока что объем прямого государственного и гарантированного (корпоративного) долга небольшой — 18,6 миллиарда долларов. Внутренний же долг государства на сегодняшний день у нас составляет почти 43 миллиарда гривен. Таким образом, соотношение государственного долга к ВВП на сегодняшний день составляет порядка 17,3 процента. Критичной же ситуация считается тогда, когда общий объем государственного долга приближается к отметке 60 процентов от ВВП.

Что же касается резервов НБУ, то это самый важный источник надежности и финансовой стабильности государства. На сегодняшний день они составляют чуть больше 31 миллиарда долларов. Казалось бы, в соотношении с внешним долгом у нас все благополучно. Но давайте посмотрим на динамику резервов НБУ. За последний квартал 2008 года Нацбанк на удержание курса гривни потратил порядка 4,5 миллиарда долларов. Если валютный рынок не стабилизируется и НБУ будет и далее удерживать гривню такими темпами, то за 2009 год может потерять до двух третьих своих резервов. А это уже существенное возрастание риска суверенного дефолта. К тому же сегодня у нас в стране отрицательное сальдо торгового баланса (Украина больше покупает, чем продает) и отрицательное сальдо платежного баланса (превышение платежей из страны над платежами в страну). Это значит, что есть давление на национальную валюту в сторону девальвации. И чем больше девальвация, тем дороже стоит в гривнях обслуживать наши внешние долги. Опять же, в случае обострения ситуации в финансовом секторе государство вынуждено будет спасать банки, а значит, опять увеличивать свою задолженность. Вот эти факторы и в теоретическом, и практическом измерении сегодня в Украине присутствуют. Каждый из них может обостриться. Это не означает автоматического наступления дефолта, но риски, безусловно, возрастают.

Например, политическое давление на Национальный банк может привести к тому, что его резервы будут съедаться быстрее, чем нам бы хотелось. Кроме того, отсутствие конкретных мер по стабилизации ситуации в финансовом секторе экономики может спровоцировать банковский кризис, когда начинают лопаться один банк за другим. То есть отсутствие немедленной опасности не означает, что ее нет.

«В бюджете средств на всех не хватит. Поэтому нужно помочь тем, кто действительно не может обойтись без государственной поддержки»

- Что может минимизировать риски дефолта Украины?

- Традиционные меры давно известны, но они не предпринимаются. Самое главное сейчас — это стабилизация финансового сектора. А для этого необходимо спасать те банки, которые можно еще спасти, расписать, за счет каких ресурсов, каковы при этом роли правительства, НБУ и так далее. Кроме того, нужно реально оценить финансовое состояние крупных государственных монополий. Что происходит сейчас с «Нефтегазом»? Его долги постоянно растут, но никаких решений на правительственном уровне не принимается. Ждем корпоративного дефолта?

Помимо спасения финансового сектора, который при всех обстоятельствах является задачей номер один, нужно поддержать реальный сектор экономики. Рецепт первый: стимулировать экономику можно через инфраструктурные проекты: строительство дорог, мостов, аэропортов… Это позволит создать дополнительные рабочие места, а также увеличит спрос на отечественную металлургическую продукцию и строительные материалы. Второй рецепт — снижение налогового давления. Формула проста: если нет денег в госбюджете, тогда нужно стимулировать частный бизнес, чтобы он не сокращал людей и объемы своего производства. Последнее направление должно быть связано с реструктуризацией системы социальной помощи. Ведь в условиях кризиса появляется много людей, требующих социальной поддержки, но у бюджета мало средств для того, чтобы раздавать их абсолютно всем! Нужно сконцентрироваться на той группе населения, которая действительно не может обойтись без государственной поддержки. По-другому это называется «создание целевой системы социальной поддержки населения». Сюда же входит понятие «пенсионная реформа».

- По вашему мнению, когда наступит кульминация кризиса и когда начнется процесс оздоровления экономики?

- Я сошлюсь на мнение международных экспертов, которое, наверное, тоже будет меняться. Критический период может наступить в середине этого года и продолжаться на протяжении следующих шести месяцев. После того как дно будет достигнуто, в течение полутора-двух лет начнется процесс оживления на мировых рынках, и тем самым позволит нам стимулировать наш экспорт и подпитывать развитие собственной экономики за счет экспортных поступлений.

- Владимир Жириновский как-то заявлял, что начал экономить на парикмахерской, а как вы экономите?

- Пока что мой доход позволяет покрывать все необходимые текущие расходы — на еду, одежду, театр, музеи и книги хватает. Ведь, как говорится, не хлебом единым сыт человек. У меня никогда не было каких-то дорогостоящих хобби. Другое дело, что все инвестиционные проекты я отложила на будущее. Если бы даже у меня возникло желание купить, например, недвижимость за границей, то у меня нет такой возможности. Кстати, уровень моего дохода в течение моей жизни колебался очень сильно. Я в начале 90-х годов прошлого века была очень бедной, как и значительная часть наших граждан. Но в условиях любого финансового кризиса, я думаю, ни один человек не теряет полностью своих друзей, свой круг общения, и это самое дорогое.

- Одни сегодня советуют воздержаться от дорогих покупок, другие, наоборот, говорят, что следует поторопиться, дескать, импортные товары скоро исчезнут с прилавков…

- Пока тенденция к девальвации гривни продолжается, естественно, следует ожидать, что цены на импортные товары будут постепенно расти. Да и инфляция никуда не ушла. Прогнозы по инфляции на 2009 год — от 15 до 17 процентов, а это означает, что если ваш доход не растет в соответствии с инфляцией, то для вас все товары, хоть отечественные, хоть импортные, становятся дороже. Поэтому, если вы хотите купить какой-то товар, скажем телевизор, и у вас есть для этого накопленные средства, то покупайте его сейчас. Но помните, что во время финансового кризиса вероятность потери рабочего места, а значит, вероятность потери вашего постоянного дохода тоже возрастает. Есть люди, которые всегда стараются откладывать деньги на случай ухудшения своей жизненной ситуации. И, наверное, правильно делают. Но многие склонны и так рассуждать: если не купить сейчас, то потом вещь станет еще дороже. В этом случае они все наличные вкладывают в товары, желая обезопасить их от обесценивания. Мне кажется, что, прежде чем покупать сегодня, скажем, новый холодильник или телевизор, следует подумать, а сможете ли вы завтра оплатить коммунальные услуги или купить продукты? Хватит ли вам, вашим близким на жизнь? Чувствуете ли вы себя надежно? Если нет, то попытайтесь отложить покупку до лучших времен.