Политика

Леся оробец: «я действительно очень скучаю по отцу. Особенно жаль, что он не дождался рождения внучки»

0:00 — 27 февраля 2009 eye 1005

Народный депутат, недавно ставшая мамой, за время декретного отпуска пропустила всего четыре пленарных заседания

Леся Оробец — дочь трагически погибшего в октябре 2006 года в Киеве за рулем автомобиля народного депутата Юрия Оробца — с первых дней появления в Верховной Раде в качестве парламентария заняла очень активную позицию. Во всей этой круговерти парламентской деятельности Леся Юрьевна «успела» недавно родить прелестную дочь Софию, и это радостное в жизни любой женщины событие не выбило ее из колеи депутатских баталий. О том, как юрист-международник, а заодно и переводчик с английского освоилась в украинском политикуме, она рассказала в интервью «ФАКТАМ».

«Как только в глаза дочке заглянула, то поняла, что зовут ее София. И никак по-другому!»

- Леся Юрьевна, поздравляем вас с рождением ребенка. Как вы назвали малышку?

- Спасибо. Дочке дали имя София. И получила она его, кстати, уже по факту появления на свет. Так сказать, после непродолжительного раздумья и обсуждения. К слову, я еще раз убедилась в том, что ребенка нельзя называть заблаговременно. Потому что пока дочь внутри ножками в бок толкалась, напрашивалось несколько иное имя. Но сейчас уже не имеет значения, как мы хотели первоначально назвать дочь. Важно то, что как только в глаза дочке заглянула, то поняла, что зовут ее София. И никак по-другому!

Знаете, после рождения дочки я сделала для себя очень важное открытие. Никакое карьерное достижение не приносит столько радости, как то мгновение, когда тебе улыбается твой ребенок. С другой стороны, не менее отчетливо я поняла, что моя малышка — огромнейшее вдохновение и мотивация успеть сделать еще больше.

- Как вы теперь собираетесь совмещать декретный отпуск и депутатские обязанности? Или нянек нашли?

- (Смеется. ) Это хороший вопрос. К сожалению, работа во время декретного отпуска — удел многих в нашей стране. Такую роскошь, как полное погружение в декретное «подполье», могут сегодня позволить себе исключительно домохозяйки. Поэтому в какой-то степени приходится рассчитывать на помощь друзей, дедушки и бабушек. При всем при этом случай у меня, конечно, особый. Если без шуток, крайне велика ответственность. Поэтому приходится много над собой работать. По крайней мере, на данный момент за время декретного отпуска я пропустила только четыре(!) пленарных заседания. Можно сказать, установила абсолютный рекорд среди женщин-политиков, рискнувших подарить жизнь ребенку (смеется). И потом, работу политика ведь оценивают не по количеству «отсиженного» в парламенте времени, а по его делам. У меня с этим, поверьте, все в порядке.

- Например…

- Сегодня уже уверенно говорят об успехе образовательной реформы. Однако лишь специалистам известно, как много подводных камней пришлось преодолевать на ее пути. В том числе на парламентском и правительственном уровне. К примеру, мое мартовское предложение об учете в обязательном порядке среднего балла аттестата при поступлении в вузы коллеги по профильному комитету поддержали только в декабре прошлого года. Немного жаль, что поздно. Ну да ладно. Важен результат. Реально помогло общение с людьми, которые на собственном горьком опыте сталкивались с откровенной коррупцией в образовательной сфере. Не менее интересным был диалог с ведущими учителями страны, который позволил обобщить промахи весенней тестовой кампании и предложить конкретные варианты исправления ошибок. Я тогда (летом) объездила полтора десятка областей (6500 километров по Украине — и это на пятом месяце беременности!), чтобы услышать лично от учителей их дельные советы.

- Чем еще можете похвастать?

- Уже приняты поправки к закону «О Кабинете министров Украины», предложенные мной и моей командой. Удавалось отстоять права граждан — преимущественно студентов, учителей. Если б вы знали, как это приятно. В настоящее время, кстати, моя команда работает над проектом закона о предоставлении учителям особого статуса. К сожалению, нищенская оплата труда и бытовая незащищенность уже давно срослись с учительским трудом.

- Леся Юрьевна, а как ваш супруг смотрит на то, что вы пошли в политику? Ведь не секрет, что мужчины очень ревниво относятся к тому, что жена занимается чем-то серьезным, а не только мужем и детьми?

- Вот только не надо обобщать (смеется). Встречаются и мудрые мужья. И мой супруг, судя по всему, принадлежит к их числу. Когда он начинал свое дело, я поддерживала его чем могла. Так сказать, окрыляла и помогала во всем. По крайней мере, в любой мало-мальски трудной ситуации была рядом, создавая наилучшие условия для созидательного труда и здорового отдыха. Теперь же пришла его очередь быть идеальным мужем (улыбается). Хотя на самом деле в делах и карьере мы с мужем, к сожалению, практически не пересекаемся.

- Признайтесь честно, родить ребенка вас вдохновил пример народных депутатов, молодых мам Натальи Королевской, Елены Лукаш?

- Нет, конечно (смеется). Значительно больше вдохновил пример моих родителей, подаривших мне жизнь и любовь. Да и потом, судя по всему, кое-кто из названных вами коллег следовал уже моему примеру. Ведь Лена Лукаш родила после меня.

Если же говорить о политиках, то больше всех меня вдохновляет опыт бывшего пакистанского премьера Беназир Бхутто. Она стала первым главой правительства, родившей ребенка во время исполнения сложнейших обязанностей. При этом она всегда называла появление первенца на свет знаком удачи, а страна при ней реально поднялась. Мне вообще нравится подход этого премьера к политике. Беназир Бхутто, кстати, как и Маргарет Тэтчер, никогда не страдала популизмом, никогда не жила только сегодняшним днем или вчерашними рейтингами. В мире не так много женщин-политиков, слывущих государственными деятелями.

«Я понимаю, что политика предусматривает маневр, но подлости не люблю и не терплю»

- Леся Юрьевна, вы, если не ошибаюсь, самый молодой парламентарий. Старшие товарищи вас опекают или больше давят своим авторитетом?

- Меня умиляет отсутствие альтернативы в вашем вопросе (улыбается). Начнем с того, что я не самый молодой народный депутат в парламенте, есть моложе. Но все равно благодарю за комплимент. По правде говоря, первое время случались попытки «давить авторитетом» на молодого депутата, особенно в родной фракции «НУ-НС». И больше всех этим грешили те, кто лично был знаком с моим отцом или помнил меня еще ребенком. Приходилось корректно объясняться.

На мой взгляд, возраст — это не орден, не титул или заслуга перед отечеством. А компетентность и профессионализм парламентарию нужно подтверждать ежедневно. И потом, по моему глубокому убеждению, в значительно большей опеке нуждаются те народные избранники, которые хором самозабвенно давят кнопки по указке главы фракции, не очень-то вчитываясь в тексты проектов. Хотя в целом — то ли мне повезло с коллегами, то ли их мой возраст волнует меньше, чем журналистов — к моим знаниям, опыту и мнению в парламенте относятся с должным уважением. Кстати, в последнее время различные масс-медиа интересуются моим мнением о ситуации в стране значительно чаще, чем позицией депутатов с изрядным стажем «просиживания» в парламенте.

- Вы практически с первых дней создания партии «Единый центр» перешли в ее группу в составе фракции «НУ-НС». Сейчас даже начинающий политолог сомневается в перспективе этого политического формирования. Не жалеете, что поторопились?

- Конечно, нет. «Единый центр» на самом деле возник как реакция на безответственность политиков, рвущих одеяло власти на себя без малейшей оглядки на последствия своих действий. Ведь популистские замашки и равнодушие к отечественному производителю начали проявляться еще ранней весной. Мы тогда входили в состав правящей коалиции, поэтому на вполне законных основаниях начали мягко советовать — сначала устно, потом сформулировали письменные предложения. Говорили о негативном торговом сальдо, об опасности мясного импорта, об инфляционных рисках. Как в трубу… Возник немаловажный вопрос: как можно нести ответственность за политику правительства, которое игнорирует требования коалиционного соглашения и партнеров по коалиции? Как можно отвечать за то, на что не можешь влиять?

Но я и сейчас вхожу во фракцию «Нашей Украины-Народной самообороны». Моя беспартийность, как и партийность, никогда не мешала мне соблюдать верность предвыборным обязательствам блока. У меня вообще создалось впечатление, что для «Нашей Украины» я сделала больше, нежели кое-кто из ее членов. В особенности тех, кто, прикрываясь членским билетом, не только исповедовал, но и проповедовал идейные и организационные ценности оппонентов. Я понимаю, что политика предусматривает маневр, но подлости не люблю и не терплю. Ну и потом, к счастью, я не была одинокой в желании отстоять во фракции и в политике главное — принципы государственности, национальные приоритеты и, наконец, здравый смысл. Так родился «Единый центр». Говорить же сегодня о степени его влияния и рейтингах рановато. Даже студенту очевидно, что любой прогноз в этой сфере на сегодняшний день в изрядной степени субъективен и поэтому некорректен. Все равно последнюю точку поставят выборы. Ближайший такой экзамен на доверие к политическим силам — выборы Тернопольского облсовета. В них, кстати, и наша партия принимает участие. Вот после выборов и поговорим. Советую о политиках судить по делам и поступкам. Их дело творить, созидать — в отличие от политологов, которым надо комментировать успехи или промахи политических деятелей. А ярлыки вешать — дело нехитрое.

«Отец мне объяснил: «Лучше не наказать десять виновных, чем наказать одного невиновного»

- Леся Юрьевна, чем вас вообще привлекла политика? Ведь выпускники факультета международных отношений, который вы окончили, имеют весьма неплохие перспективы?

- Во-первых, одно другому не мешает. Знания и опыт в юриспруденции, финансах, а также международных отношениях, приобретенные в начале карьеры, мне очень даже помогают сегодня в парламенте. Во-вторых, политика, согласитесь, наиболее реальная сфера для изменения мира соответственно твоим идеалам. К примеру, я со студенческой скамьи мечтала воплотить в жизнь образовательную реформу. Чтобы на престижные факультеты можно было поступать не за взятки или по протекции, а исключительно по знаниям и талантам. Судите сами, насколько независимое тестирование с этим сегодня успешно справляется.

- Как ваша мама относится к вашей политической деятельности? Ведь после того как Юрия Оробца избили в 2004 году во время выборов мэра Мукачево, ей, как никому другому, стало понятно, что это — небезопасное занятие?

- Подозреваю, что негативно. Как и любая нормальная мама. К сожалению, когда принималось решение о согласии баллотироваться в народные депутаты, ее телефон был вне зоны доступа. Поэтому повлиять на мое решение она не смогла. Однако сегодня мама — один из наиболее надежных моих помощников. Тем более что опыт есть. Опасным труд честного политика в нашей стране был всегда. Это тоже выбор.

- Народного депутата Юрия Оробца считали человеком принципиальным и бескомпромиссным. А каким запомнили отца вы? Как вас воспитывали в детстве?

- Отец для меня был и есть примером порядочности, ответственности, умения держать удар и слово. Он был великолепным педагогом, у которого слово никогда не расходилось с делом. Есть хороший принцип: делай, как я. Одно дело — сотню раз объяснить, какое следует принять решение, когда имеешь дело с нелегким выбором. Совсем другое — когда сталкиваешься с этим на практике. К примеру, после инцидента в Мукачево, о котором вы вспомнили, состоялся суд, определивший виновных в нанесении побоев народному депутату Юрию Оробцу. Потом к отцу обратилась сестра одного из осужденных, ей удалось убедить отца в его невиновности. Она была настолько искренней и самоотверженной, что отец сам подписал апелляцию на освобождение парня. А мне объяснил: «Лучше не наказать десять виновных, чем наказать одного невиновного». Видимо, для этого надо уметь прощать.

- Ваш отец был эмоциональным человеком?

- По крайней мере, умел себя сдерживать. Однажды ему в моем присутствии предлагали 500 тысяч долларов только за то, чтобы он (в свое время) проголосовал за премьерство Виктора Януковича. Представляете? Человек, который обратился к отцу, даже не знал, что за девушка стоит рядом. И нужно было видеть, насколько взвешенно и с каким достоинством повел себя отец в этой щекотливой ситуации. По правде сказать, меня не удивил его ответ. Он никогда не предавал и не продавал ни убеждений, ни товарищей. Запомнилась форма: без крика, но с таким презрением, что, думаю, он надолго отбил у всех желающих охоту «подкатывать» к кому-либо с такими предложениями.

Я действительно очень скучаю по отцу. Особенно жаль, что он не дождался рождения внучки. Он так чудесно ладил с маленькими детьми. А Софийке с таким дедушкой было бы просто здорово.

- Леся Юрьевна, а какими-нибудь депутатскими льготами вы уже успели воспользоваться? Например, где и как вы обычно отдыхаете?

- До сих пор «воспользовалась» только бесплатными авиаперелетами в эконом-классе. Их, кстати, и следует оставить народным депутатам после изрядного сокращения привилегий, которыми «слуги народа» сейчас пользуются. Такие перелеты нужны хотя бы для того, чтобы своевременно реагировать на обращения граждан. И потом, трудно без них представить личный мониторинг проблем, с которыми сталкиваются школы таких отдаленных от Киева областей, как Донецкая или Черновицкая, к примеру.