Политика

Александр волков: «в период кризиса мне пришлось ограничить поездки в африку на охоту»

0:00 — 7 марта 2009 eye 311
Александр АРТАЗЕЙ «ФАКТЫ»

Старожил украинской политики и молодой отец признался «ФАКТАМ», что с началом финансово-экономических проблем в Украине потерял как минимум 50 тысяч долларов и стал экономить на деликатесах

Александр Волков, не будучи ангажированным ни одной политической силой, может позволить себе говорить, что думает, невзирая на лица и чины. Идет ли речь о политике или экономике, в его словах есть то, чего не хватает нынешним украинским политикам, — трезвый взгляд на происходящее. Вот и сейчас, когда украинские высокопоставленные чиновники и политики «кормят» соотечественников новыми обещаниями, Волков предупреждает: это игры с огнем. Он напрямую говорит, что если своего отношения к людям банки кардинально не изменят, то их ждет весьма печальное будущее. Тем более что Александр Михайлович, являясь далеко не бедным человеком, в полной мере на себе ощутил все «прелести» хаоса в финансовой системе Украины. О том, как забирал свои деньги из банка, что делал для этого, как повлиял кризис на его семью, и о многом другом он рассказал «ФАКТАМ».

«Если раньше для гостей открывали банку черной, красной икры, то сейчас если икра — то щучья. А рыбу я сам ловлю в своем озере»

- Александр Михайлович, кризис изменил вашу жизнь? В чем-то начали себя ограничивать?

- Конечно, я что, не в этой стране живу? Например, от деликатесов, которые я раньше покупал, так сказать, на всякий случай, для гостей, теперь отказались. Если раньше по особому поводу открывали банку черной, красной икры, нарезали дорогую красную рыбу, то сейчас мы эти продукты дома не храним, обходимся тем что есть. Икра — щучья. А рыбу я сам ловлю в своем озере, мясо покупаю даже не на киевских базарах, а выезжаю за пределы области. Там оно дешевле, свежее и лучше. А все остальное — обычные овощи.

- Ну и с любимой охотой, наверное, пришлось завязать?

- Нет, конечно, нет. С этим я расстаться не могу! Но ограничил поездки в Африку. Очень сильно цены поднялись. Это не значит, что я не могу себе сейчас позволить сафари в Африке. Просто неизвестно, как долго будет продолжаться кризис.

- Александр Михайлович, так в чем же причина кризиса?

- Первое: на мировой финансовый кризис наложился внутриэкономический украинский, который был спровоцирован падением мировых цен на продукцию украинских экспортеров. То есть мировой финансовый кризис спровоцировал массовый отток валютных ресурсов из Украины, а падение цен на экспорт привело к недополучению выручки за него. Второе: кредиты выдавались в период экономического роста, а когда начался экономический кризис, возврат денежных средств стал практически невозможным.

- И банковские профессионалы не смогли просчитать наперед, что этот кредитный мыльный пузырь лопнет?

- Они понимали, что когда-нибудь настанет конец всему этому, но не просчитали — когда. Банки работали и действовали по методу такой себе пирамиды: взяли у одних, отдали другим, потом взяли у других, отдали третьим. То есть думали, как бы сиюминутно хапануть прибыль. Когда в конце концов возник вопрос «почему банки задерживают выдачу законных депозитов, текущих платежей?», то оказалось, что у банков-то средств нет. Потому что за три-четыре месяца до начала кризиса у нас миллиардные суммы были конвертированы в валюту и выведены за границу в качестве якобы предоплаты за мнимые экономические операции. В Украине большинство банкиров раньше всех почувствовали приход кризиса и вывели свои средства за границу. Результат — граждане пошли в банки, а им деньги не возвращают.

- У вас лично с банками были проблемы?

- Конечно. У меня в одном из банков лежала пенсия. Я ее не получал, а переводил на счет. Где-то в сентябре мне понадобились деньги, и я обратился в банк. А там говорят, что их снять невозможно. Почему? Это же мои деньги! Нет, говорят, нельзя. И это при том, что деньги у меня лежали не на депозите, а на простом текущем счету! В общем, мне их тогда так и не отдали. А вернули где-то неделю назад. За эти «художества» банка я, как говорится, на ровном месте «попал».

Дело в том, что к началу кризиса на заблокированном счету у меня было порядка 450 тысяч гривен. Это около ста тысяч долларов по летнему курсу! А когда недавно мне их вернули и я попытался перевести всю сумму в доллары, то получилось… 42 тысячи. То есть меня за четыре месяца «хлопнули» на 50 тысяч долларов!

«Из банка звонят и говорят: «Мы можем выдать ваш депозит… За 20 процентов отката»

- И что же вы можете посоветовать в такой ситуации простому человеку? Ведь даже если суд выносит решение по возврату депозита в его пользу, то банки все равно решение не выполняют?

- Абсолютно верно! Мне друзья рассказывали: приходишь с решением суда в банк и… становишься в очередь. Это в лучшем случае. Потом через некоторое время тебе звонят: «Нет вопросов. Есть решение суда, можем выдать ваш депозит. За 20 процентов отката!» Вот вам и решение вопросов. Получается, даже так банки пытаются нажиться. Поэтому, честно признаюсь, я не знаю и не представляю, каким образом можно законно получить свои средства! В том числе и те, которые размещены не на депозите.

Сейчас начинаются очень серьезные акции протеста. Люди уже начали объединяться. Пока это мирные демонстрации. Но я просто уверен, что, если банки не пересмотрят свое отношение к вкладчикам, будут повышать проценты по кредитам или, не дай Бог, попробуют отнимать у заемщиков жилье, возможны и бунты. И даже более серьезные, чем они думают. Люди возьмутся, как говорится, за вилы. У них просто не будет другого выхода.

Ведь что реально получается: банкир из-за кризиса, условно говоря, потеряет то, что в этом месяце, скажем, не подарит своей… кому-нибудь очередное бриллиантовое колье. А его клиент, взявший кредит, может попросту лишиться жилья. Да, банкир теряет определенную часть своей прибыли, но простой человек остается без средств к существованию и крыши над головой. А это явно несоизмеримые потери. Поэтому руководители банков должны понимать, что заемщики, в конце концов, не выдержат. И тогда финансовые воротилы потеряют не только банки, но намного больше в этой стране. Я постоянно общаюсь с людьми, которые мне говорят: «Александр Михайлович, или банкиры пойдут нам навстречу, или мы их вынесем вперед ногами». В результате отдавать кредиты будет некому.

Представьте, в один прекрасный момент все, кто взял кредиты под залог, например, той же сельскохозяйственной техники, пригонят 700-800 комбайнов под банк. Бросят и скажут: «Вот вам ваши комбайны. Ни вы нам ничего не должны, ни мы вам». И что банку делать с этими комбайнами? А что будет делать банк с отобранным жильем? Кто его сегодня купит? Так что сейчас проще пойти навстречу людям и постараться найти выход из создавшейся ситуации. Ну нельзя отбирать у людей последнюю рубашку! Это первое. Второе — банки должны снижать проценты по кредитам. Что я имею в виду: дали, например, кредит на три года под шесть процентов, так пусть продлят до шести лет, но под три процента.

- Александр Михайлович, какие шесть процентов? Это может быть в Англии, а у нас — около 20 процентов при долларовом кредите…

- Ну, я это к примеру говорю. Если кредит выдан на двадцать лет, значит нужно продлить на сорок! Но банкиры этого не понимают, они видят только свои убытки, а проблемы народа им до фени. По поводу процентов я вам могу сказать, что украинские банки обычно брали кредиты на Западе где-то под 4-4,5 процента. А в Украине выдавали уже под 12-14 процентов. Так и зарабатывали суперприбыли.

«На прошлых выборах место в избирательном списке стоило 5-8 миллионов долларов»

- В нашем нынешнем бедственном положении премьер обвиняет Нацбанк, Президент — премьера…

- Знаете, все это полная фигня! Когда я работал с Леонидом Даниловичем Кучмой, никто не искал крайнего! Всегда был или прав, или виноват один — Президент! Чего там перекладывать на Национальный банк или премьера. Есть Президент? Пусть отвечает! Не нравится премьер? А кто предлагал его кандидатуру на этот пост, причем дважды? А сейчас — «эти руки ничего не подписывали»?

- Вы раньше вроде бы никогда не питали теплых чувств к Тимошенко…

- Я — за справедливость. Потому что нельзя полностью перекладывать ответственность! Я же не говорю, что правительство Тимошенко самое лучшее. Боже упаси! Президент должен понимать: его избрал народ, с него и весь спрос. А то «нэ знав, нэ вносыв, нэ пидкоряется, нэ улыбается… » — херня какая-то!

- Намекаете на грядущие президентские выборы? А вдруг победит кто-то, кто, например, еще ни разу не баллотировался на президентский пост?

- Да, настроения в обществе сегодня свидетельствуют, что люди хотят кого-то нового. Но вместе с тем народ сегодня не знает того человека, который мог бы им быть. А себя этот третий пока ни в чем не проявляет. Да и нынешняя политическая элита не дает возможности всплыть новой фигуре. Потому что избирательная система «по партийным спискам» закрывает доступ на политическую арену новичкам. Вот вернулись бы к «мажоритарке» — тогда проблема обновления элиты не существовала. В парламенте появилось бы много ярких личностей, и тогда у людей был бы выбор! Сегодня его нет. Поэтому обращаюсь к Президенту, спикеру и лидеру оппозиции: наберитесь смелости, верните депутата народу!

- И сколько на прошлых выборах стоило проходное место в списке?

- Говорят, где-то 5-8 миллионов долларов. Правда, сейчас инфляция, и цены, возможно, изменились. Но главное, что люди, попавшие в парламент за такие деньги, не получили ожидаемого. Они не смогли пролоббировать свой бизнес, пробиться на доходные места в том же Минтрансе или «Укрзалiзницi». Между собой купившие депутатский мандат говорят: «Вот, блин, попали! Представляешь, я за «пятерку зелени» охраняю трибуну». А другой в ответ: «Ну ты и лох, я всего за «трешку» охраняю дверь щитовой». Поэтому сегодня бизнесменов, желающих что-то охранять в парламенте, становится все меньше и меньше.

- Раньше считалось, что Кремль ставил на Януковича, теперь вроде бы на Тимошенко. Что вы об этом думаете?

- Я думаю, они уже столько раз ставили, что им уже осто… надоело. В Москве сейчас рассуждают: «Ребята, да нам все равно, кто из вас выиграет! Не мы с вами будем договариваться, любой из вас, кто победит, все равно придет к нам на переговоры. А мы уж подумаем об условиях». Сейчас в Кремле особого экстаза по отношению к нашим политикам нет. Они как-то отстраненно держатся, на равном удалении от всех, дескать, давайте, ребятки, меряйтесь, если есть чем, а с победителем мы сядем и договоримся.

«После рождения сына я подарил жене очень дорогие часы швейцарской фирмы»

- Александр Михайлович, у вас недавно появился долгожданный наследник. Три дочки — и тут сын…

- Да, в конце концов появился наследник. При том, что до его рождения в семье Волковых я был последним носителем фамилии. У моего отца, Волкова Михаила Карповича, Героя Советского Союза, я один. Род Волковых мог на мне прекратиться. Уже больше года отца нет среди нас. И мне очень жаль, что он не дожил до рождения внука. Теперь у меня сын и три дочки. Старшая после замужества так и не поменяла фамилию. Средняя дочь, Сашенька, уже окончила Институт международных отношений, имеет два высших образования, сейчас занимается в аспирантуре. Ей 23 года, собирается замуж, и тоже заявила, что фамилию менять вроде не собирается.

- Почему?

- Ну нравится им папа, понимаете. Я для них идеал мужчины.

- Александра за рубеж не хотела уехать — на учебу или работать?

- Я не разрешил, да и она не хотела! Зачем? Чему там можно научиться? Вот если мы пройдем школу выживания в Украине, тогда можно ехать куда угодно!

- Она сама себя обеспечивает или вы ей помогаете?

- Ну, конечно, я ей помогаю.

- Машину водит?

- Да, у нее джип «Порш-Кайен», водит сама. И квартиру я ей подарил хорошую.

- Очень выгодная невеста, да и папа что надо. От женихов, наверное, нет отбоя?

- Вот в этом-то и проблема. Она все время ищет себе парня, похожего на папу. Но пока — одни разочарования! Сначала с ней знакомятся как с симпатичной девочкой. А когда узнают, что она дочь Волкова, появляется напряженность в отношениях. А потом Саша приходит ко мне и говорит: «Пап, ну абсолютно нулевой человек».

- Появление братика, наверное, лучше всего встретила ваша младшая дочь — Диана?

- Да, ей сейчас четыре с половиной годика. Я ее называю «моя любимая балаболочка». Диана, когда встречает меня, щебечет: «Де мiй подарунок?»

- На украинском языке?

- Да, она ходит в обычный садик. И там общаются на украинском языке.

- Не боитесь ее разбаловать ежедневными подарками?

- Да нет, «подарунок» — это наклеечки с цветочками. Они стоят полторы-две гривни, и я купил штук 200. Выдаю каждое утро по одной. Сейчас Диана играет с Сашей, а потом прибегает ко мне и рассказывает, что делает братик: Саша поет, Саша танцует, Саша улыбается…

- На кого похож Волков-младший?

- Ну, понимаете, если бы он на меня даже не был похож, я все равно кричал бы на каждом углу, что «это — одно и то же лицо». Во всяком случае, все, кто на него смотрит, говорят: «Копия — папа». Но когда сын родился, волосы у него были черненькие. А у нас в роду брюнетов не было. Я даже начал задавать вопросы жене: что это такое? (Смеется. ) А вскоре темные волосики у Саши выкатались и сейчас у него такой же цвет волос, как у меня.

- Сын еще не разговаривает?

- Как не разговаривает? Говорит! Первое слово было, конечно, «папа»! Сначала нашу маму это приводило в страшное бешенство. Потом уже сказал «мама». А месяц назад, когда несли ему бутылку с кашей, сынуля ее увидел и первый раз сознательно сказал слово «дай!» Раньше он просто ручками махал, а сейчас хлопает в ладоши. Вчера — к нашей общей радости — у Саши появился первый зуб.

- Как отблагодарили супругу за сына?

- Подарил Майе очень дорогие коллекционные часы швейцарской фирмы.

- Куда ж она их надевать будет, если все время дома сидит да за детьми смотрит?

- Ну и что? Знаете, женщинам не обязательно носить дорогие украшения, у них есть такое развлечение, как шкатулка. Они ее открывают, перебирают драгоценности, смотрят, чистят, моют, потом опять складывают. Это же целый процесс…

Сын уже пытается стоять, когда держится за кроватку. Если жена его за пальчики держит, он ходит. Ставим его в ходунки, и он носится по всей комнате минут 10. Потом кричит, чтобы вытащили его и дали походить. Он, кстати, вообще не ползает, и младшая дочь Диана тоже не ползала. Она сидела, сидела, а потом встала и пошла. Это было для нас шоком. Она пошла в восемь с половиной месяцев. Саша, наверное, пойдет позже, потому что ему уже сейчас почти девять месяцев.

- Он у вас капризный?

- Абсолютно нет. Майя говорит, что он такой себе мужичок. Когда ему делали прививки, он даже не пискнул! Саша практически не плачет. Жена кормила его грудью до шести месяцев, пока хватало молока. Сыну сейчас девять месяцев, и у него где-то 11 килограммов веса. А это много — такой себе богатырь.

Когда Саше исполнилось полгодика, друзья меня спрашивали о дальнейших планах. Я ответил: «Надо не терять темп, нужно продолжать». У нас очень хорошие дети получаются, красивые. Правда, жена это восприняла без энтузиазма. Потому что уже есть кого ставить на ноги. Но если бы еще сын, я бы, как говорится, не только с ответственностью, но и с удовольствием.

- Помните, как отметили рождение сына?

- Вопрос неправильный (смеется). После такого счастья, такого праздника, такого количества выпитого разве можно что-то помнить? А вообще, я благодарен Господу Богу, судьбе и любимой жене за сына. Вы себе не представляете, сколько лет и как я его ждал.