Клуб потребителей

Под Киевом жильцы за свой счет превратили аварийное общежитие в дом с современными квартирами

8:15 — 27 января 2016 eye 2846
Ирина РЫБИНСКАЯ, «ФАКТЫ»

Всего за шесть лет люди с небольшими заработками полностью обновили 40-летнее общежитие комбината «Прогресс» в Ирпене Киевской области: поменяли ржавые трубы, старую проводку, установили котлы индивидуального обогрева в каждой квартире и утеплили дом снаружи.

Если до ремонта за оплату комнаты в аварийном здании, где не было душа, горячей воды и комфортной температуры зимой, приходилось тратить по 600 гривен в месяц, то теперь в полноценной однокомнатной квартире коммунальные услуги даже после повышения тарифов обходятся в 500 гривен (без субсидии). Такие перемены под силу жильцам любой «хрущевки», считает жительница ирпенского обновленного общежития, заместитель председателя правления обслуживающего кооператива «Соборность» Неля Хруль.

— Заниматься ремонтом общежития нас заставила сама жизнь, — рассказала Неля Хруль. — После того как в 2006 году «Прогресс» обанкротился, 178 жильцов общежития — а это не только работники комбината, но и медики, педагоги, — оказались под угрозой выселения. Мы решили создать обслуживающий кооператив, потому что в то время об объединении совладельцев многоквартирных домов (ОСМД) еще никто и не слышал. К тому же приватизировать жилье мы могли только после того, как сделаем ремонт.

Проведя первое собрание жильцов, мы решили сброситься на проект ремонта здания 1972 года застройки, находившегося в плачевном состоянии. Жить можно было только в одном крыле. Второе пребывало в аварийном со­стоянии, окна и батареи к тому времени там уже разбили и разворовали, по коридорам гуляли сквозняки. Трубы настолько проржавели, что вода поступала в дом тоненькой струйкой. При этом ее потери были огромные. Для сравнения: раньше мы всем домом в месяц потребляли около двух тысяч кубометров воды, а сейчас — меньше тысячи…

Мы решили сначала отремонтировать аварийную часть дома, после чего туда сможет отселиться часть жильцов. И только после этого приступили к ремонту второго крыла. Когда мы ввязывались, а эту авантюру, очень боялись. Казалось, что у нас ничего не получится. Но выхода не было: или пробиваем своим напором все чиновничьи преграды и делаем ремонт, или остаемся на улице. Это обстоятельство и сплотило жильцов.

Решили перестроить здание так, чтобы получилось десять двухкомнатных квартир, а остальные — однокомнатные, но каждая с кухней, ванной, туалетом. Нам предстояло поменять во всем доме системы водоснабжения и канализации, установить новые окна, двери и элеткропроводку, изменить планировку внутри здания и утеплить его с внешней стороны. Поначалу собрания проводили по три-четыре раза в месяц. Сейчас достаточно и двух встреч в году, чтобы принять решения по основным вопросам.

— Как вам удалось выбить разрешения у чиновников?

— К чиновникам я приноровилась ходить с группой поддержки. Довольно быстро заметила, что когда приходила по какому-то вопросу одна, то меня быстро отфутболивали. А вот если явится делегация от всего дома, минимум из трех человек, тогда и разговор совершенно другой. И еще один нюанс: в киевских службах всегда было легче решить свои проблемы, чем в местных, ирпенских. Чем выше ранг чиновника, тем проще общаться. А я в своей настырности доходила и до министерств.

Но на самом деле, самое страшное даже не ходить по кабинетам, а иметь дело с деньгами. Когда люди отрывают от своих семей последнее и надо отчитаться за каждую копейку. Приходилось самой дежурить в пустой половине здания, чтобы никто не разворовал пластиковые трубы. Или следить за тем, чтобы рабочие не украли часть стройматериалов.

— И как вам удалось собрать деньги на ремонт?

— Постепенно. У нас в доме нет состоятельных жильцов, у многих доход, скажем так, даже ниже среднего. Поэтому собирали деньги частями. Например, если отделка фасада стоила около 400 тысяч гривен и подрядчик просил аванс в размере 200 тысяч, я прямо объясняла, что в наше время страшно доверять строителям, назвавшим такую сумму. Даже если я подпишу договор, он ничего не стоит. Поэтому ставила свои условия: мол, могу дать только 30 тысяч гривен. Начнете выполнять работу, мы всем домом убедимся, что вы нас не обманете, — тогда и остальные деньги выплатим.

— Жильцы аккуратно сдавали деньги?

— Я не начинала очередной этап ремонта, пока все не сдадут нужную сумму. Очень помогло то, что мы сами искали исполнителей работ. Не пришлось переплачивать на взятки чиновникам. И тут могу дать совет бывалого: на стройматериалах экономить не надо, зато вполне можно найти недорогих работников. А многое мы даже сделали своими руками. Например, наши мужчины сами выкопали траншею к новой канализации. Детскую площадку нам выделил местный депутат, а вот устанавливали ее наши жильцы. Причем бывало и такое: я беру лопату, выхожу во двор и начинаю что-то копать. Через какое-то время подтягиваются соседи.

Изрядно сэкономить нам удалось и на том, что трубы на воду, электропроводку и газ мы прокладывали до квартиры. А внутри разводку и ремонт жильцы производили сами. Кто-то нанимал специалистов, но большинство все делали своими руками.

— Может, проще было купить квартиру в новостройке?

— Может, и проще, но не дешевле. Мне моя двухкомнатная квартира с ремонтом обошлась где-то в 40 тысяч гривен. И это при том, что я выплачивала деньги постепенно, а не единовременно. Правда, большинство работ в квартире делал мой муж. И мы продолжали жить в общежитии, а не арендовали другое жилье. Кстати, еще одним неоспоримым плюсом нашего совместного ремонта стало то, что все жильцы перезнакомились, сдружились, сплотились и теперь поддерживают, выручают друг друга.

— После реконструкции дом стал дешевле в эксплуатации?

— Намного. Раньше за комнату в общежитии приходилось платить 600 гривен в месяц — и это в 2006 году, когда цены на коммуналку были еще не такими высокими. А сейчас за однокомнатную квартиру (с кухней и ванной) получается около 500 гривен в месяц. До того, как мы утеплили фасад, зимой одна квартира потребляла в месяц почти 200 кубометров газа, а сейчас выходит около 130 кубометров за то же время. К тому же мы экономим за счет того, что в каждой квартире установили индивидуальные котлы обогрева. И если на улице теплеет, то люди уменьшают подачу тепла.

— А субсидии у вас кто-то оформлял?

— Пока нет. Чтобы быстрее сделать ремонт, мы хоть и установили индивидуальные счетчики в каждой квартире, но расплачиваемся за свет, газ и воду с единого счета нашего кооператива. Сейчас мы планируем его переоформить как объединение совладельцев многоквартирных домов (ОСМД).

— А чем кооператив отличается от ОСМД?

— Да практически ничем, просто обслуживающие кооперативы по новому закону признали прибыльными предприятиями, а нам это не выгодно. Постепенно люди переведут лицевые счета на себя, тогда смогут и субсидии оформить. Кстати, если жильцы «хрущевок» не в состоянии объединить весь дом, то вполне возможно создать ОСМД только в одном подъезде. Для этого необходимо подать заявление в жэк. Когда придет стандартная отписка — мол, денег на ремонт нет, — надо написать заявление от имени жильцов о том, что вы сами профинасируете работы, но плата за коммуналку должна быть снижена. Тогда в подъезде можно поменять проводку, установить энергосберегающие лампы, отремонтировать стены.

— А водопровод в старом доме тоже можно таким образом поменять?

— Конечно. Причем замена водопровода — это самая дешевая и легкая часть работы, потому что трубы сейчас пластиковые и легко монтируются. У нас на это ушло около недели.

— И, пожалуй, самые болезненные для жильцов вопросы: есть ли у вас должники и как вы с ними боретесь?

— Должники есть в каждом доме. У нас тоже. Ведь в жизни бывают разные обстоятельства. Кто-то потерял работу, у кого-то родные заболели… Но есть и злостные неплательщики, которые утверждают, что им все должны. У нас из-за долгов могут отключить воду, свет или газ сразу всему дому (поскольку все жильцы платят с единого счета кооператива). Поэтому мы провели очередное собрание, на котором жильцы, как это ни жестко звучит, подписали решение, что если какая-то квартира не платит более трех месяцев, то придется отключать весь дом. Люди с этим согласились. Сейчас наш общий долг 25 тысяч гривен, но по сравнению с тем, какие долги накапливаются в других домах, этот — просто мелочь.

— Получается, что в вашем отдельно взятом доме вы добились европейских порядков?

— Видимо, да. Просто нам пришлось объединиться, иначе мы бы остались без жилья. А теперь понимаем, что сами несем ответственность за свой дом. И это очень стимулирует. Зато как приятно слышать от знакомых или прохожих, что наш дом — самый красивый и современный в округе!

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»