Украина

Во Львове правоохранители расследуют злоупотребления одной из бригад экстренной медицинской помощи

6:00 — 13 февраля 2016 eye 2609
Сергей КАРНАУХОВ, «ФАКТЫ» (Львов); Ирена ТЕРШАК, специально для «ФАКТОВ»

«Когда моего раненного в АТО сына везли после операции из Австрии, он три часа (!) лежал в реанимобиле без присмотра врачей, которые в это время делали… покупки в польском супермаркете», — рассказала мама героя публикации «ФАКТОВ» Руслана Филипсонова

12 января «ФАКТЫ» писали о герое АТО — 25-летнем лейтенанте Руслане Филипсонове, уроженце Львовщины. Он спас под Луганском семерых раненых товарищей, вынося их по одному из-под минометного обстрела. При этом офицер сам получил тяжелейшие ранения. В госпитале врачи сказали, что пациент не выживет. Осколки практически разворотили живот и внутренние органы, искалечили ноги. Лечили Руслана в Луганске, Харькове, Киеве и Львове. Несколько раз он перенес клиническую смерть. В общей сложности бойцу провели более полусотни операций не только в Украине, но и за рубежом. Благо, волонтеры помогали материально, а родные — мама и сестра — поддерживали морально.

*"Чтобы спасти моего сына, люди присылали деньги не только из Украины, но из Европы, Америки, Канады, — говорит мама Руслана Екатерина Ивановна. — Хочу поблагодарить каждого из них"

Когда Руслан, вопреки всему, встал на ноги, все вздохнули с облегчением — спасли! Мэр Львова выделил герою однокомнатную квартиру, государство наградило орденом Богдана Хмельницкого. И тут как гром с неба прозвучала просьба родственников офицера к журналистам «ФАКТОВ»: разобраться в ситуации со случаем оставления пациента в опасности… бригадой экстренной медицинской помощи, которая транспортировала Руслана на лечение в Австрию.

Медперсонал сверх надобности просил у родных пациента деньги «на бензин и проезд»

Львовский центр экстренной медицинской помощи и медицины катастроф — специальное медучреждение, которое перевозит тяжелобольных в больницы и госпитали. Для этого есть специальные автомобили, «реанимации на колесах», и профессиональные бригады врачей. Медики — ответственные и подготовленные, с большим практическим стажем.

Обвинения в вымогательстве на медиков одной из бригад посыпались не сразу. В центре выявили нарушения своих сотрудников после того, как сестра офицера Галина Гонтаренко попросила для отчета у администрации чеки о потраченных в поездках средствах. Женщина уверяла, что медперсонал реанимобиля, которым из Львова в Австрию на лечение транспортировали раненого Руслана, поддался искушению и сверх надобности просил деньги у родных пациента «на бензин и проезд».

Служебной проверкой было установлено, что, действительно, по просьбе этой бригады им передавали определенные суммы из средств благотворительных фондов и частных лиц, выделенных на лечение Руслана. Дело в том, что для поездок медиков с пациентами за рубеж в бюджете денег не предусмотрено. Поэтому было оговорено, что реанимобиль, который имеет право совершать транспортировку лишь в границах области, доставит больного для лечения в Австрию, если на поездку кто-то даст средства. При этом помощь медработников не оплачивается, так как компенсация на командировки в бюджете им как раз предусмотрена.

*Сразу после ранения врачи говорили, что с такими, как у Руслана, травмами шанс выжить маленький, как маковое зернышко. Сейчас парень уже начал ходить

В первую поездку в Австрию Галина передала медицинской бригаде в дорогу 70 злотых, 200 евро и три тысячи гривен для закупки за рубежом бензина и оплаты проезда по частным трассам. Во вторую — 200 злотых, 250 евро и две тысячи гривен. В третью — 200 злотых, 100 евро, 100 долларов, три тысячи гривен. Деньги врачи получали и за границей, и в Украине.

— Вы бы видели, как вели себя в дороге эти медики! — жалуется мама офицера Екатерина Ивановна. — Когда мы везли Руслана из Австрии в Украину, на территории Польши медики оставили меня на три часа с тяжелораненым сыном, чтобы сделать себе покупки в приграничном супермаркете «Бледронка». Я едва не лишилась чувств за это время, переживая, что вдруг что-то произойдет, а рядом нет медперсонала, и номера их телефонов за границей не работают. Все это рассказала своей дочери Гале, она была в шоке.

— Я поговорила с руководителями центра, и они меня убедили написать жалобу, — рассказывает «ФАКТАМ» сестра Руслана Галина Гонтаренко. — Там не стали «обелять честь халата», как это часто в таких случаях бывает, а организовали проверку. В четвертый раз моего брата в Австрию транспортировали тем же путем, что и три предыдущие раза, но в составе уже другой бригады и вместе со штатным юристом. Тот собрал чеки, сделал расчет дорожных издержек. Оригиналы всех чеков по поездкам мне предоставили, а я их передала благотворительной организации, которая готовила отчет. Мне сказали, что по результатам служебного расследования может быть возбуждено уголовное дело.

— Мы собрали и передали в полицию много документов, подтверждающих целый ряд злоупотреблений, допущенных в работе медицинской бригады, — говорит один из работников юридического отдела центра. — Наш сотрудник выезжал в Австрию, чтобы удостовериться в фактах, изложенных в жалобе сестры раненого лейтенанта. Все издержки во время контрольной поездки обошлись приблизительно в 6 тысяч 900 гривен (и это с учетом значительно возросшего курса валюты). Получается, что в среднем за каждую поездку бригада медпомощи, трижды перевозившая Руслана, сверх надобности выпрашивала у его сестры четыре-пять тысяч гривен, не учитывая 450 евро, полученных от его матери.

В своих объяснительных члены бригады изложили ситуацию каждый по-разному. Одни признали, что брали деньги, другие отрицали. Понимая, что доказать их вину в такой ситуации сложно, наше руководство привлекло нарушителей к дисциплинарной ответственности — вынесло выговоры, а также обратилось в полицию с просьбой о расследовании возможного служебного преступления.

— Согласно обращению руководства Львовского областного центра экстренной медпомощи и медицины катастроф 22 декабря 2015 года по факту злоупотребления доверием пациента возбуждено уголовное дело, — сообщила «ФАКТАМ» начальник отдела коммуникаций Львовского областного главка Нацполиции Светлана Добровольская. — Ведутся следственные мероприятия.

«Некоторые коллеги порицают руководство: мол, зачем выносить сор из избы?»

— Тем временем главный бухгалтер центра наткнулся на еще один факт незаконного способа обогащения тех же медиков на том же пациенте, — продолжает сотрудник юротдела центра. — После очередной поездки они подали документы, которые свидетельствовали о трех днях пребывания в Австрии, хотя в действительности были там всего день. Чтобы каждый член бригады мог получить дополнительно около двух тысяч гривен за якобы еще двое суток командировки, был придуман план. Прибыв 30 апреля из Австрии в Украину и доставив в госпиталь прооперированного Руслана, медики спрятали реанимобиль во дворе дома фельдшера (мол, мы еще за рубежом), а старший в бригаде врач занялась фальсификацией отчетности — в бланке указала, что вернулись из поездки лишь 2 мая. В подтверждение медики предоставили в бухгалтерию для начисления выплат ксерокопии своих загранпаспортов, подделав там дату на штампах о въезде. Но бухгалтер это заметила. О ситуации доложили директору, тот дал приказ назначить специальную комиссию. Комиссия потребовала предъявить оригиналы паспортов, которые не совпали с предоставленными копиями…

Мы практически сами проделали всю оперативную работу, собрали доказательную базу, опросили свидетелей, предоставили отчеты и бухгалтерские документы в полицию. Можно сказать, передали правоохранителям готовое уголовное дело. Но с тех пор прошло почти два месяца, а ни одного процессуального действия следствие не провело. Уголовное дело возбудили лишь по факту злоупотребления доверием, за что предусмотрено наказание в виде… штрафа. Вообще не расследуются факты оставления тяжелобольного пациента в опасности на три часа, служебную фальсификацию, злоупотребление властью, попытку разворовать государственные средства группой служебных лиц, о чем мы писали в заявлении. Наше медицинское учреждение в уголовном производстве имеет лишь статус заявителя, а сестру и мать раненого офицера никто не признал потерпевшими. Тем временем виновники этих и с моральной, и с правовой точки незаконных поступков продолжают работать, обслуживают вызовы от больных, а сейчас даже судятся за отмену дисциплинарных взысканий.

— Чувствуя поддержку отдельных коллег и откровенное попустительство полиции, наши «герои» ведут себя как ни в чем не бывало и даже грозят гражданскими исками о защите чести и достоинства, — сетует глава профсоюза центра Людмила Гера. — Неумелая фальсификация копий паспортов, наглая подделка отчетности и то, что мы с директором не поленились написать запрос о дне и времени доставки из Австрии во Львовский военный госпиталь прооперированного Руслана, собственно, и легло в основу предоставленного в полицию заявления о выявленном нами преступлении. По результатам служебной проверки фигурантам этого позорного проступка был оглашен второй выговор.

Коллектив у нас большой, за всеми не уследить и возле каждого не поставишь полицейского. Если бы данные медики были членами профсоюза, то мы рекомендовали бы руководству их уволить безотлагательно. Но, увы, — механизмов влияния ни у нас, ни у руководства нет. Закон гласит, что пока вина членов бригады не будет доказана в суде, их нельзя уволить. Некоторые коллеги откровенно порицают наше руководство: мол, зачем написали заявление в полицию, где же медицинская солидарность, зачем выносить сор из избы?!

Однако директор Львовского центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф Юрий Пацюра считает, что неправильно было бы скрывать это позорное явление:

— Я еще до разоблачения нами группы сотрудников, в сентябре прошлого года (сразу после реформирования милиции в полицию), предложил руководству изыскать в бюджете средства и снабдить каждую бригаду персональными видеорегистраторами, как у полицейских. Но прозрачность работы в отрасли, видимо, кому-то невыгодна. Случайно или нет, но по указанию из Министерства здравоохранения был написан отчет о мониторинге экстренной медицинской помощи на Львовщине. В этом рекомендательном документе предлагалось объединить львовскую областную, дрогобычскую районную станции экстренной медпомощи, а также наш центр в одну юридическую структуру. Таким образом уследить за каждым работником трех объединенных коллективов станет еще труднее.