Житейские истории

После демобилизации боец АТО начал бизнес на... грибах

7:30 — 23 февраля 2016 eye 7558
Ирина ЛЕВЧЕНКО, «ФАКТЫ» (Запорожье)

«Когда знакомая волонтер рассказала о наших вешенках, за сутки мы получили почти тысячу заказов от покупателей», — рассказал мелитополец Максим Спивак

«Как жить после войны? Успешно! Знакомьтесь, это Макс, ветеран АТО. Демобилизовался, пошел в центр занятости, обучился на курсах предпринимателей, получил свое пособие на год вперед, написал бизнес-план, начал выращивать грибы. Мелитопольцы, купите вешенки у Макса! Качество отличное, цена чуть ниже, чем на рынке». Прочитав это сообщение в «Фейсбуке» мелитопольского волонтера Светланы Алексеевой, я позвонила по указанному телефону и узнала, что все грибы уже проданы… Телефон сохранила: захотелось встретиться с самим бойцом — узнать, легко ли было перестроиться с военного на мирный лад.

На встречу 34-летний Максим Спивак пришел с супругой Ольгой, которая была надежным тылом воевавшему мужу и стала помощницей в бизнесе.

*Ольга и Максим надеются, что их семейный бизнес станет прибыльным (фото автора)

— До мобилизации я работал у частника слесарем по ремонту сельхозтехники, — рассказывает Максим. — Ушел в АТО в первую волну мобилизации. Повестку принесли в конце марта 2014 года, прятаться я не стал. Попал в 23-й запорожский батальон теробороны, который затем преобразовали в отдельный мотопехотный батальон 93-й бригады.

— Снаряжали вас в армию за чей счет?

— Ребята из первой волны вообще выглядели как бомжи, отправились воевать кто в чем. Дали форму, «дубок» старый, после первой стирки он на меня не налез. Каски выдали образца 1941 года, наверное. Берцы были обычные, которые в армии называют «деревяшками». Летом в них очень жарко. В основном все сами покупали себе форму. А потом уже нам волонтеры стали помогать, за что им огромное спасибо.

Стояли под Мариуполем. В начале сентября наша первая рота пошла под Широкино, а вторая — под Коминтерново…

— Некоторые оттуда звонили матерям — прощались, — вспоминает жена Максима Ольга. — Но меня муж обычно успокаивал, говорил, что все нормально, тихо-спокойно. Ведь даже если в трубке слышно, что бахает, можно сотню отговорок найти. Я не знала, где конкретно стоит его подразделение. Но сын моей знакомой, служивший с Максимом, в другом взводе, рассказывал маме почти все. А она делилась со мной, и ревели мы на пару…

— Пятого сентября состоялся наш первый бой, — продолжает Максим. — Сначала по нам лупили из минометов, потом накрыли «Градами». Пришлось отступать. Мы отходили пешком, группами. Позиция у нас была заведомо нехорошая — враг обстреливает с высот, а мы идем по полю и видны как на ладони. Огонь в том первом моем бою был такой плотный, что запомнился навсегда. Потом я не то что привык, но более-менее притерпелся к взрывам, к боевой обстановке.

Максим включает планшет, демонстрирует немногочисленные фотографии своего военного прошлого, перемежая страшные истории анекдотическими ситуациями:

— Это мы зимой на позициях в окопах — ватные штаны, бушлат. Вот ямка глубиной в человеческий рост от снаряда 120-миллиметрового миномета. 7 февраля прошлого года нас обстреляли из «Торнадо-Г» — это усовершенствованный «Град». Что сказать об ощущениях… Заснул я на своей кровати, а проснулся в воздухе — взрывной волной на несколько метров отбросило… Мы ночевали в помещении тракторной бригады, а снаряд «зашел» через комнату от нас. Хорошо, что он до конца не разорвался, иначе было бы столько смертей. А так снаряд, пробив две плиты, не раскрылся до конца, прошел через одного человека (он погиб) и у следующего в ногах остановился.

А этот снимок сделан в октябре 2014-го, когда нас отправили в Запорожье на ротацию. На острове Хортица торжественно встречали президента Порошенко. Он тогда первый раз объявил, что 14 октября станет Днем защитника Украины. Нам ради этого мероприятия даже красивую форму выдали нового образца — «пиксели», она только начала появляться. А на следующий день ее забрали. Заранее предупредили: «Едете на Хортицу на встречу с президентом, потом возвращаетесь и сдаете форму».

После демобилизации возвращаться на прежнее место работы Максим не захотел и по совету волонтеров из городского центра «Побратим», дежуривших в военкомате, обратился в мелитопольский центр занятости. Там предложили поучиться основам предпринимательства и получить единоразовое пособие на развитие своего дела.

— Пришел в центр, узнал, что необходимо предоставить справку о доходах в армии (я сержант, командир отделения, зарплата была более шести тысяч гривен) и выписку из приказа об увольнении, — объясняет мужчина. — Потом меня учили на частного предпринимателя, все внятно объясняли, а идею надо было выбирать самим.

— Выращивать грибы предложил муж, — дополняет Ольга. — Мы долго думали, чем можно заняться, чтобы старт был не очень затратным. Примером послужил бизнес знакомых, их отзывы.

— Что для этого нужно?

— Первым делом помещение: мы приспособили сарай площадью пять на два с половиной метра, — объясняет Максим. — Еще нужно было изготовить стеллажи (сейчас на них уже располагаются 144 мешка с соломой и растущими грибами), сварить бак для пропаривания соломы и заказать мицелий (грибницы) по Интернету.

— Вешенки — чистый продукт, без всякой химии, — вставляет Оля.

— До того как грибы прорастут, должно быть темно, а когда начинают прорастать, на полсуток следует давать свет, — продолжает Максим. — Кроме того, надо контролировать температуру и влажность. Центр занятости выдал на развитие бизнеса около 30 тысяч гривен. Пособие безвозвратное. Открываешь частное предприятие и начинаешь работать. Пару месяцев мне звонили, интересовались, продолжаю ли бизнес.

— А реализуете грибы где?

— Когда знакомая волонтер рассказала о наших грибах в соцсети, то за сутки мы получили почти тысячу заказов от покупателей, — отвечает Ольга. — Пока такой спрос мы обеспечить не в состоянии.


*Чтобы вешенки выросли здоровыми и вкусными, требуется следить за влажностью, температурой и режимом освещения (фото из семейного альбома)

Супруги объясняют, что в выращивании грибов есть свои особенности: первый урожай солидный, второй и третий меньше. Отопление и освещение «плантации» очень затратное. И, само собой разумеется, чем больше производство, тем оно рентабельнее. Но арендовать более просторное помещение не рискуют: а вдруг что-то пойдет не так? Пока Макс и Ольга ищут выход, советуются с опытными «грибниками».

— Через «Фейсбук» мы познакомились с Катериной Лесной, которая занимается выращиванием вешенок восемь лет, и у нее уже производство, — говорит Максим. — Она много чего нам подсказала и предупредила, что доход получим тогда, когда будем продавать грибы тоннами. Уже сейчас нам бывшие покупатели звонят, спрашивают, когда ждать следующего съема вешенок.

— Кто-нибудь из ваших однополчан занялся бизнесом? — спрашиваю у Максима.

— Из моих знакомых — никто. И вообще, почти половина ребят снова пошли служить, большинство из них сейчас в АТО. Одни из патриотических соображений, другие ради гарантированного оклада — на «гражданке» такой зарплаты не найдешь. Людей несемейных тут ничего не держит, а там вокруг свои пацаны…

Не секрет, что многие военнослужащие с трудом возвращаются к мирной жизни. После того как побывали на грани жизни и смерти, видели гибель друзей, мужчины очень болезненно воспринимают бытовые проблемы. Жена Максима Ольга участвует в работе центра взаимопомощи «Побратим», где оказывают психологическую, юридическую и медицинскую помощь участникам АТО.

— Я в этом проекте с момента его открытия, — рассказывает Ольга. — Мы, жены демобилизованных, там опытом делимся. Максим поначалу плохо спал, от любого шума просыпался: у соседа сильно ворота «бахают», а он думает, что это взрывы. У кого-то в семье мужья бегают по ночам, танки ищут, пытаются стрелять… Психологи центра работают и с атошниками, и с их женами. Многие демобилизованные пьют, не хотят трудоустраиваться, и жене надо как-то побудить супруга заняться делом. Я девочкам советую: раскурочивайте дома электророзетки, чтобы как-то заставить мужа работать. Показать, что он что-то значит в семье.

— Таких, как Максим Спивак, у нас было 12 человек, — уточняет директор мелитопольского центра занятости Юрий Онищенко. — Им выгоднее брать одноразовую помощь для предпринимательства, чем ходить сюда каждую неделю отмечаться. А так оформился, получил деньги, начал свое дело, семье и окружающим польза. Кто-то из ребят занялся установкой кондиционеров, кто-то плитку бетонную делает, другие совместно инкубатор купили, кур из Франции выписали. Если бойцы-однополчане объединяются, то их стартовый капитал становится намного больше. У всех этих парней есть предпринимательская жилка, они находят новые ниши.

— В первую очередь мы предлагаем демобилизованным работу, — говорит заместитель начальника отдела предоставления социальных услуг Запорожского областного центра занятости Светлана Гайдаш. — Однако далеко не всех устраивают имеющиеся места. Денежное обеспечение в армии лучше, чем зарплаты, даже высокие, в районе. Скажем, боец до мобилизации работал трактористом и зарабатывал до трех тысяч гривен, это для села хороший заработок. Но в АТО большинство военных получали по шесть — восемь тысяч. И теперь человек не соглашается на старую работу. Но где же нам взять другую? Так вот, если мы не можем трудоустроить бойца, то предлагаем ему переобучение, в том числе основам предпринимательства. Он учится, пишет бизнес-план, потом защищает его на комиссии в центре занятости. Если направление бизнеса выбрано удачно, необходимо для нашего района и не заведомо убыточное, то комиссия рекомендует выдать одноразовую помощь.