Происшествия

Миргородский участковый покончил с собой потому, что сослуживцы не поддержали его в борьбе с коррупцией?

6:00 — 31 марта 2016 eye 10142
Анна ВОЛКОВА, «ФАКТЫ» (Полтава)

Никто из начальства не пришел на похороны капитана полиции

— Когда я работал инспектором ГАИ, должен был обеспечивать начальство мясом, колбасой и сыром, — рассказывает о порядках в правоохранительной структуре один из ее бывших сотрудников Евгений, житель Миргорода Полтавской области (мужчина давно ушел на пенсию, но просит не называть его фамилию). — Это потому, что на моем участке находились предприятия по изготовлению такой продукции. Сослуживцы имели другие обязанности по решению «продовольственных программ» руководства — в зависимости от того, чем были богаты их участки. А сейчас никому колбаса не нужна. От подчиненных требуют деньги!

Евгений, как и некоторые другие люди, «выпавшие» по той или иной причине из системы, не сомневаются, что смерть 36-летнего капитана полиции Александра Овсиенко связана с поборами в милицейском, или теперь уже полицейском отделе. Но в самом отделе полиции, в котором служат немало отважных ребят, в том числе и защитники Луганского аэропорта, это отрицают.

Двадцать третье февраля было вторым рабочим днем для старшего участкового инспектора Миргородского отдела полиции Александра Овсиенко. Повредив руку, он полтора месяца находился на больничном. За это время в горрайотдел поступило несколько документов, и кадровик пригласил к себе Овсиенко, чтобы тот ознакомился с бумагами. После этого полицейский должен был выехать на участок (несколько сел, примыкающих к городу).

— Теперь рассказывают, будто я кричал на капитана Овсиенко, — говорит начальник отдела кадрового обеспечения Анатолий Антоненко. — Ничего подобного, крик — не в моем стиле. Да и какие у меня могли быть претензии к человеку, который только вышел на работу после больничного? Еще говорят, что у Овсиенко отобрали закрепленную за ним машину. Опять неправда! Пока он лечился, «семерка» все время стояла в «боксе». Овсиенко никогда не говорил, что его что-то не устраивает на работе… Человек 17 лет прослужил в милиции! Охотно делился опытом с новичками. Морально устойчивый, уравновешенный. Всегда с улыбкой…

Анатолий Антоненко уверяет, что из отдела полиции Александр выходил в хорошем настроении: дескать, это зафиксировала камера наблюдения.

Прежде чем отправиться на свой участок, капитан Овсиенко наведался домой. «Ты поспи, а я сварю собакам кашу, — Александр поцеловал жену, которая вернулась с ночной смены. — Люблю тебя».

— И спустя три года после свадьбы муж постоянно признавался мне в любви… — говорит Людмила. — В тот день Саша казался веселым, как всегда. Но я заметила, что после прихода нового руководителя (в ноябре прошлого года) муж стал сам не свой. «Начальник требует раскрываемость, — отвечал он на мои расспросы и отшучивался: — Ничего, милиция во всем разберется».


*Вдова Александра Овсиенко Людмила: «После похорон Саши активисты организовали в Миргороде вече в поддержку нашей семьи» (фото с сайта poltava-dumka.info)

Уже после смерти мужа я узнала, что он жаловался на методы работы начальника отдела и на установленные им поборы: отправил с домашнего компьютера анонимное письмо в МВД. На работе узнали, кто автор письма, и, как я теперь догадываюсь, создали Саше невыносимые условия.

Особенно «старался» однофамилец руководителя отдела, начальник участковых инспекторов Сергей Овчаренко. Мужа за несколько дней до трагедии навестил сослуживец, и я краем уха слышала их разговор. Гость сказал: «Овчаренко грозится: «С вами будет то же, что с Овсиенко».

Что послужило поводом, заставившим крепкого, психически здорового мужчину покончить с собой, пока не известно. Но Александр нашел в сарае бельевую веревку и обмотал ее шесть раз (!) вокруг шеи…

— Как сослуживцы Саши плакали на похоронах! — говорит председатель уличного комитета Вера Кузнецова. — А из начальства никто не пришел… Не по-человечески это. В Миргороде мало кто сомневается, что до самоубийства Сашу довели на работе. Иначе почему руководство горрайотдела полиции осматривало место происшествия целых два часа и, как нам показалось, без понятых? Мы — соседи, родственники — стояли у ворот, требовали, чтобы нас пустили, но полиция «не слышала». Может быть, уничтожала улики?

С начальником миргородского горрайотдела полиции, 59-летним Василием Овчаренко, журналисту «ФАКТОВ» не позволили встретиться. Наверное, подчиненные берегут здоровье шефа — сразу после самоубийства Александра Овсиенко, начальник слег с воспалением легких и лишь недавно вышел на работу.

Заместитель Василия Овчаренко, начальник криминальной полиции Игорь Гурин, в кабинете которого мы беседуем, был немногословен:

— Я здесь работаю всего три месяца, Александра Овсиенко практически не знал. Скажу только, что в подавленном состоянии его никто не видел. Если бы ему что-то не нравилось, мог бы написать рапорт и уволиться. А разговоры о том, будто капитану мстили, беспочвенны. Факты не подтверждаются. Сегодня все боятся не то что взятки, а даже лист бумаги брать. Не то время!

Отсутствие руководящего состава на похоронах Александра Овсиенко Игорь Гурин объясняет тем, что 25 февраля все были в Полтаве — сдавали месячные отчеты.

Точку зрения замначальника поддерживает и старший инспектор Лариса Петренко:

— Вдова говорит, что ее мужа «прессовали» в коллективе. По мнению женщины, перед смертью Александр надел форму, давая понять, что самоубийство связано с работой. Хотя мне кажется, если бы он собирался обвинить полицию, то надел бы парадный китель с наградами, оставил бы на видном месте записку… Причины надо искать в семье. Между супругами мог состояться неприятный разговор, подтолкнувший Александра к самоубийству…

Сестра Александра Овсиенко Марина Байдола тоже полагает, что подтолкнуть ее брата к самоубийству могли выяснения отношений с супругой. Сестра требует, чтобы Людмилу, так же, как и работников полиции, подозреваемых в причастности к доведению до суицида, проверили на полиграфе. Марина обращалась к биоэнергетикам, собирается пригласить в Миргород участников программы «Битва экстрасенсов».

Психолог из областной полиции, изучающая обстоятельства трагедии, склоняется к мысли о спонтанном суициде. То есть Александра мог неожиданно подтолкнуть к самоубийству неприятный разговор или даже слово…

Следственное управление областной полиции проводит служебное расследование. Открыто уголовное производство и по факту умышленного убийства капитана полиции.

Областная прокуратура отрабатывает три версии по факту доведения до самоубийства.

— Первая версия — давление на работе, — рассказывает старший следователь прокуратуры Полтавской области Игорь Бесценный. — Вторая — проблемы финансового характера, третья — семейно-бытовой конфликт.

Никто из опрошенных следователями сотрудников полиции (в коллективе около 150 человек) не подтверждает существования поборов, с которыми якобы пытался бороться Александр Овсиенко, и не располагают какими-либо данными, что кто-то из руководства мог довести подчиненного до самоубийства. Большинство сотрудников говорят: «Александр и не таких начальников переживал».

Мог ли человек свести счеты с жизнью из-за 14 тысяч гривен долга? Маловероятно.

Версия семейно-бытового характера тоже слабовата.

— Саша с Людой жили душа в душу, — в один голос утверждают соседи Иван и Елена Харченко. — Они все делали вместе. Даже в магазин за покупками на мопеде вдвоем ездили. Саша души не чаял в 13-летней Кате, Людиной дочке. За последний год дважды отправлял девочку на отдых: то на море, то в Карпаты.

— А вот о службе переживал, — рассказывает Иван Харченко. — После Нового года не раз говорил: «Мне не дают работать, наверное, скоро уволят». Жаловался, что на бензин и запчасти денег не выделяют, приходится самому все покупать. А у него зарплата пять тысяч гривен. Были бы высокие доходы, разве брал бы он кредит? И его семья, наверное, топила бы дом газом, а не дровами. Каждую копейку экономили…

— Новый начальник отдела полиции не церемонится с подчиненными, — говорит председатель ассоциации фермеров Полтавщины, миргородский активист Виктор Галич. — Он прямо заявляет: «Меня не волнует, где вы будете брать бензин, но служебный транспорт должен быть на ходу». Значит, полицейские либо заправляют автомобили на собственные средства, либо клянчат горючку у предпринимателей, либо ищут другие пути: держат «на крючке» наркоманов, кладут себе в карман штрафы за нарушение Правил дорожного движения. При этом инспекторы вынуждены передавать своему начальнику по четыре тысячи гривен каждый месяц. Александр Овсиенко возмутился: «Я в этом не участвую!» На что последовал «совет»: «Коль ты такой честный, то «отстегивай» назначенную сумму из своей зарплаты».

— Откуда у вас такие данные?

— Я общался со многими работниками полиции, среди которых немало порядочных людей. Ведь Овсиенко делился своими переживаниями с друзьями. Знаю, что новый начальник донимал его за плохие показатели в работе. Хотя капитан награжден за безупречную службу, в составе милицейского отряда выезжал добровольцем в прифронтовую зону для обеспечения общественного порядка, имел статус участника АТО. Но он посмел жаловаться в МВД на поборы, установленные новым начальником. Отправителя анонимной жалобы вычислили по IP-адресу компьютера…

После похорон Александра Овсиенко активисты организовали в Миргороде вече в поддержку его семьи и в знак протеста против коррупции в полиции. Люди поддержали резолюцию об отстранении от должности Василия Овчаренко и назначении нового руководителя путем прозрачного конкурса и под контролем общественности.

Теперь члены коллегии Главного управления Национальной полиции Украины в Полтавской области каждую неделю отчитываются перед общественностью в Миргороде о ходе расследования этого резонансного дела.