Житейские истории

Новогоднее чудо: благодаря добрым людям осиротевшая многодетная семья въехала в новый дом

12:38 — 28 декабря 2018 3690
Яна СОКОЛОВА, специально для «ФАКТОВ» (Полтава)

Когда-то в старый покосившийся дом на окраине Полтавы Наталия Иванова пришла по объявлению — ей нужна была недорогая двухъярусная детская кроватка для одной хорошей семьи. Одинокая многодетная мама продавала ее за 300 гривен. Тогда Наташу поразили бедность и теснота в доме, где ютилось семейство, в котором еще и ожидалось пополнение. Наталия забрала кроватку, но из головы все не шло то, что ей довелось увидеть. Она не понаслышке знала, что такое куча детей, которых нечем кормить. Через несколько дней женщина вернулась в тот дом. С двумя пакетами продуктов. Потом еще раз. И еще… Таня (так звали многодетную мать) ни о чем не просила. Разве что помочь с лекарствами, когда лежала на сохранении — у нее были серьезные проблемы с почками.

С тех пор прошло пять непростых лет. Танин сын Егорка родился недоношенным, с кучей диагнозов, имеет статус особенного. Сегодня у него есть все: дружная семья, шикарная кровать с ортопедическим матрасом и главное — теплый, просторный дом, построенный стараниями доброй тети Наташи, которая после смерти мамы стала ему, брату и сестричкам самым близким человеком.

«Веду сбор денег на строительство дома для детей-сирот. Мама. Ну, еще и кукол мастерю», — так представляет себя на странице в «Фейсбуке» 51-летняя жительница села Ковалевка, что под Полтавой, Наталия Иванова. Математик с незаконченным высшим университетским образованием, между прочим.

Воспитывать детей (у Наталии их шестеро), делать игрушки и строить дом — совсем разные занятия. Казалось бы. Но каким-то образом она все успевает, и все у нее получается отлично.

— Когда я завела в новый дом младших детей и сказала, что мы теперь будем здесь жить, они такое устроили, что, казалось, крышу поднимут, — улыбается старшая сестра детворы 23-летняя Елена Закаблук, ставшая хозяйкой этого удивительного дома. — Они бегали, прыгали, визжали от восторга! О таком подарке мы даже мечтать не могли. Это счастье, чудо! И, конечно, заслуга тети Наташи. Пока шло строительство, моей задачей было только встречать машины с материалами. Она со всеми договаривалась, нанимала мастеров, оплачивала счета… Помню, когда тетя Наташа сказала мне, что у каждого из детей будет своя комната, я испугалась и начала ее отговаривать: «Да зачем столько? Нам и трех хватит». Мы ведь привыкли к тесноте.

На строительство дома площадью сто квадратных метров ушла 31 тысяча долларов. Деньги собирали неравнодушные люди в Украине, США, Канаде, Германии, Италии, Франции, России. Многие из них не хотят, чтобы называли их фамилии. Но я точно знаю, что кухня изготовлена в Полтаве благодаря Лене, Валерию и Дмитрию. А киевлянин Игорь оплатил покупку духовки, варочной поверхности и вытяжки. На детские кровати дали деньги люди из Киева и Полтавы, а некоторые предметы интерьера (люстры, светильники, зеркала, краны) переместились сюда из полтавского салона красоты «Шалена краса». Чуть позже оттуда привезут межкомнатные двери — нужно будет лишь освежить покраску. Еще один знакомый Наталии пообещал подарить офисную мебель. А незнакомая художница, услышав об этой удивительной истории, предложила свои картины, чтобы придать дому еще большего уюта… К Новому году обустройство жилья должно быть в основном закончено и увенчаться живой елкой в гостиной. А на елке обязательно будут оригинальные мягкие шарики, которые Наталия обычно делает на заказ. Их покупают даже в Англии.


* Проект нового дома сделал знакомый архитектор Наталии Ивановой, а строительством занимался ее одноклассник. Фото автора

Дети быстро освоились в новом пространстве и чаще всего толкутся в Дашиной комнате, где стоит компьютер. Интернет у них появился после переселения — сразу началось его коллективное постижение. Кстати, подключение Интернета — тоже подарок одной доброй женщины по имени Татьяна. Она купила детям новые холодильник и телевизор. Телевизор такой «навороченный», что может заменять компьютер. Но для него нужен кабельный Интернет.

Старый дом на фоне построенного рядом нового выглядит просто развалюхой. Кажется, еще немного, и он завалится. Одна стена уже упала.


* Старый дом. Фото автора

— Прошлой зимой, когда строительство застопорилось из-за отсутствия средств, я больше всего переживала, чтобы под тяжестью снега не обрушилась крыша старого дома, — рассказывает Наталия. — Поэтому очень спешила переселить детей.

Раньше Лена с Наташей практически не общались. Девушка в семнадцать лет начала самостоятельную жизнь. Сознается, что хотелось тишины и покоя, отвечать только за себя, иметь возможность спать, сколько хочешь… Думала никогда не заводить собственных детей. Но сложилось по-другому. В девятнадцать лет сама стала мамой. Парень, с которым она снимала квартиру, Машин отец, исчез, и Лена вынуждена была вернуться к матери.

— Братику было три месяца, когда я родила Машу и вернулась в нашу семью — иначе было не выжить, — рассказывает Елена. — Мама присматривала за малышами, а я работала в ночную смену на продаже хот-догов. И все у нас было хорошо до 6 сентября 2016 года. В тот день мама, которой было всего 36 лет, внезапно умерла — у нее случился инсульт. Я не знала, что делать. Позвонила тете Наташе. Кроме этой женщины, которая часто появлялась у нас с «гуманитарной помощью», не к кому было обратиться.

— Лена спросила: «Вы не могли бы на пару дней забрать Егорку?» — вспоминает Наталия. — А я по дому ползаю. Гемоглобин — 65. Проблемы с гинекологией. Готовлюсь к операции. Поэтому честно ответила, что не могу. Но спросила, что случилось. «Мама умерла…» — огорошила меня Лена. Я три раза переспросила. Думала, со связью проблемы, не так услышала. Конечно, Егорку я забрала. И Дашу. С Леной встретились после похорон. Она сказала, что детей в интернат не отдаст. Будет оформлять опеку. А опека — это не просто так. Мама со своими детьми может жить в любых условиях, а к опекуну масса требований. В частности, и к условиям проживания. А условия этой семьи, мягко говоря, не соответствовали требованиям. Поэтому пошла я с Леной в отдел опеки и написала заявление, что обязуюсь в максимально короткие сроки решить проблему с жильем. И тут же открыла в Интернете группу помощи «Танины дети. Сбор на жилье». Это то, что я знаю и умею.

Читайте также:Обыкновенное чудо: одесситке и ее 11 приемным детям подарили трехэтажный дом

— Мамины сестры настаивали на том, чтобы младших детей отдать на попечение государству, — говорит Елена. — Но я сразу заявила, что оформлю над Ваней (ему тогда было 9 лет) и Егоркой опеку. Думала, ничего сложного в этом нет, ведь мы жили вместе, были одной семьей. И тут вдруг мне предлагают от них избавиться…

— Первые полгода были особенно сложными, — продолжает Наталия. — Лена не умела планировать расходы, приходилось многое подсказывать, помогать вылезать из долгов. Кроме кучи детей, Елене от мамы достались долги по коммунальным платежам, долги банкам. И масса не решенных своевременно проблем по законному проживанию. Семья жила в ветхой хатке, доставшейся Татьяне от отца, 17 лет без прописки. У этого жилья не было владельца, одни наследники. В права собственности никто из них не вступал с 1952 года! Сначала я думала помочь сиротам отремонтировать дом. Пригласила трех независимых специалистов. Но ни один из них не дал гарантии, что задняя стена не завалится, если снять крышу.


* Стараниями Наталии Ивановой жилье для осиротевшей семьи построили за полтора года

Новый дом решено было строить рядом со старым. Начали весной прошлого года. А в права собственности Лена вступила только осенью, пройдя все круги бюрократической волокиты. Ей отошло пять из шести частей дома. Но родственница, наследница этой одной части, категорически отказывалась оформлять документы, аргументируя это тем, что потеряет субсидию. А без ее согласия нельзя было узаконить начатое строительство. Пришлось улаживать спор между родственниками с помощью денег. 1/6 дома стоила 30 тысяч гривен, взятых из благотворительных взносов.

В мэрии, куда обращалась Наталия с просьбой помочь в этом конкретном случае, ей ответили, что город не выделяет средств на решение проблем частной собственности. Правда, дали совет: пусть опекун сирот становится в очередь на получение жилья. Лет через двадцать, даст Бог, получат квартиру. «Вы хорошее дело затеяли, — подбодрил Наталию чиновник, на прием к которому она попала. — С миру по нитке — это правильно. Я лично тоже мог бы что-то дать». Но, как говорится, было бы сказано. Правда, на письменное обращение о выделении материальной помощи Елене Закаблук мэрия нашла 1995 гривен.

Читайте также: 85-летний пенсионер из Лимана подарил квартиру сироте, воспитывающей ребенка

Наташа говорит, что 70 процентов тех, кто помогал и продолжает помогать ее подопечным, это друзья и близкие ее семьи. Проект дома сделал знакомый архитектор Игорь. Дом получился несколько больше по площади, чем планировался изначально. Зато Игорь продумал все так, чтобы максимально сэкономить на материалах — никаких коридоров, лишних площадей. Главным строителем был одноклассник Наталии Олег Гатиатуллин.

— Дом пока отапливается электричеством — провести газ на данный момент нет возможности, — рассказывает Наталия.— Нужно собрать еще пакет документов для «Полтавагаза», на основании которого там сделают проект и только потом подключат дом. Сказали, это будет стоить 20—30 тысяч гривен. Пока не оформлена субсидия, детям нужно помочь оплачивать невероятно большие коммунальные платежи. Поэтому я не закрываю счетов для сбора денег.


* Елена Закаблук (слева) даже мысли не допускала, чтобы отдать братьев и сестричку в интернат. Фото со страницы Наталии Ивановой в Facebook

— Наташа, а вы раньше занимались строительством?

— Косвенно. В свое время нашей семье тоже одна добрая женщина подарила три тысячи долларов на покупку дома в селе. Мы с мужем Сашей купили на эти деньги большой дом в Ковалевке. Правда, возникло много проблем. Первое время топили дровами, которые сами же и заготавливали в соседнем лесу, потому что газ не был подведен. Муж валил сухостой и возил бревнышки домой на велосипеде, а я с пилой «Дружба» возле них упражнялась. И все равно ходили по дому в шубах и сапогах — тепло убегало сквозь щели в окнах. А на руках у меня был грудной ребенок, родившийся с пороком сердца. За полгода кроха четыре раза переболела бронхитом и раз воспалением легких. Старшая Машка в школу почти не ходила — присматривала за младшими, пока мы с отцом пытались их обогреть. И помочь было некому. Зато от врачей только и слышали: «Нужно было думать, прежде чем детей рожать». Пришлось мне просить денег у людей, чтобы подвести газ. Опять выручила женщина, которая помогла купить дом. Да моя учительница дала 200 гривен. Это была тогда половина ее зарплаты. Слава Богу, позатыкали мы дыры, финансовые дела у нас наладились, и сами начали понемногу делиться с нуждающимися. В больницы жертвовали, одиноким мамам, людям, потерявшим работу… Очень часто наша десятина становилась четвертиной или не знаю, какой там… тиной.

Читайте также: Тамара Голубятникова: «Меня предупреждали, что ребенок, которого усыновляю, необучаемый. Сегодня Славик мечтает защитить кандидатскую»

Потом пришла эра Интернета, и наши дети стали активно участвовать в благотворительных группах помощи. Сидели на рассылках писем, размещали посты о больных детках. Помню, Женечка перевела подаренные ей на день рождения деньги в какие-то группы с «горящим» сбором.

А пять лет назад в нашу семью пришло горе — у дочки Асеньки была обнаружена огромная опухоль головного мозга. На операцию требовалось восемь тысяч долларов, и мы благодаря друзьям их собрали. Увы, ни деньги, ни старания медиков не спасли нашего ребенка.

После смерти Асеньки я совсем по-другому стала относиться к сборам в соцсетях на лечение детей. У меня в кошельке всегда лежала бумажечка с номерами карт сборов. Выходя из магазина, всегда останавливалась у терминала ПриватБанка.

— Лена рассказывала, что благодаря вам и Егорка остался жив…

— Последние роды у Тани из-за болезни почек были преждевременными и тяжелыми. И мать, и дитя спасали реаниматологи. Нужны были деньги. Очень много денег. Я наскребла дома четыре тысячи гривен. Этого хватило на один день лечения. В городском совете, куда мы пошли с Таниной мамой просить помощи, нас отфутболили, даже названия какого-нибудь фонда, способного помочь, не дали. Мне ничего другого не оставалось, как создать в соцсетях группу помощи для Егорки. Люди с добрыми сердцами моментально откликнулись. Два месяца мы вели сбор денег, чтобы вытянуть малыша.

— Наблюдая за реакцией детей, переехавших в новый дом, невозможно сдержать слез. Представляю, как вам это приятно видеть.

— Я хочу миллион раз сказать «спасибо» всем и каждому, кто участвовал в жизни этих детей, кто помогал свершиться ЧУДУ! Ленка — самая взрослая из них, сама уже мама — и то визжит и плачет от счастья. Говорит, что в 23 года впервые поверила в Деда Мороза…

P.S. Наши читатели могут присоединиться к этой благородной акции.

На текущие расходы по сиротскому дому в ПриватБанке открыта карта № 4149 4996 4834 9320 на Иванову Наталию Васильевну.

На достройку дома в ПриватБанке карта № 4149 4996 4834 8157 или в Сбербанке России карта № 5469 3800 7440 4178 на имя Иванова Александра Михайловича.

Контактный телефон: (067) 155−35−34 (Наталия Иванова).

Как ранее сообщали «ФАКТЫ», в День святого Николая в Доброславе Одесской области установили национальный рекорд благотворительности: были вручены подарки сотням детей и ключи от квартиры девочке-сироте.