Интервью со звездой

Я боялся, что на съемках «Богемской рапсодии» участники Queen меня засмеют, — Рами Малек

15:06 — 20 января 2019 25320

«Богемская рапсодия» стала одним из самых обсуждаемых фильмов 2018 года. Картина о легендарной британской рок-группе Queen и ее лидере Фредди Меркьюри собрала в мировом прокате 750 миллионов долларов, что является абсолютным рекордом для музыкальных байопиков. «Богемская рапсодия» заняла восьмое место в списке самых кассовых фильмов прошлого года. Успех киноленты подстегнул интерес к творчеству группы, да так, что Bohemian Rhapsody побила рекорд по количеству платных скачиваний на стриминговых сервисах. Она стала самой скачиваемой песней XX века и самой скачиваемой рок-композицией в истории музыки. В середине декабря количество скачиваний превысило полтора миллиарда раз!

А 7 января «Богемская рапсодия» получила престижную премию «Золотой глобус» в номинации «Лучший драматический фильм». Теперь картина считается одним из фаворитов предстоящей премии «Оскар». Западные СМИ уверены, что она обязательно попадет в список номинантов, и члены Американской киноакадемии будут к ней благосклонны.

Во многом своим фантастическим успехом «Богемская рапсодия» обязана великолепной игре американского актера Рами Малека, который сыграл в фильме Фредди Меркьюри. Он удостоился премии «Золотой глобус» за эту роль. 37-летний Малек добился не только внешнего сходства с Меркьюри. Его голос невозможно отличить от голоса Фредди. Рами говорит, поет, двигается на экране, как легендарный музыкант. Это невероятно! До выхода «Богемской рапсодии» Малек был известен широкому зрителю разве что по сериалу «Мистер Робот». Актер даже получил премию «Эмми» за исполнение главной мужской роли в нем. А на большом экране его запомнили, пожалуй, только как фараона в комедийной кинотрилогии «Ночь в музее». Тем более его великолепная игра в «Богемской рапсодии» вызывает восхищение. О том, как он добился такого успеха, Рами Малек откровенно рассказал в интервью, эксклюзивное право на публикацию которого в Украине «ФАКТЫ» получили от The Interview People.

— Рами, прежде всего позвольте поздравить вас с первым «Золотым глобусом» в вашей карьере.

— Большое спасибо! Честно, не думал, что именно эта роль принесет мне такой успех. Знаете, когда Стивен Спилберг и Том Хэнкс дали мне возможность сыграть в «Тихом океане» (мини-сериал о Второй мировой войне. — Ред.), я думал: вот моя главная удача! Казалось, что лучшей роли у меня уже никогда не будет. Потом последовало предложение сыграть в сериале «Мистер Робот». И я снова решил: вот роль всей моей жизни. Представить себе не мог, что мне кто-то предложит сыграть такого человека, как Фредди Меркьюри… И теперь, глядя на свою карьеру с этой новой вершины, думаю, что получил лучший подарок.

— Есть у вас и Фредди что-то общее? Что-то такое, что помогло вам понять его?

Уверен, что без этих общих моментов не удалось бы сыграть Фредди Меркьюри. Когда мне предложили эту роль, я сначала хотел отказаться. Думал: «Как же его играть?! Я не певец, не танцор. Не умею играть на рояле — мои руки в жизни не прикасались к клавишам!» Но чем дольше я смотрел записи концертов Queen, тем больше восхищался Фредди. Он же настоящий бог на сцене! Если и были в истории подлинные рок-звезды, так это Меркьюри. Он особенный.

И я понял, что ни один актер в мире не сможет абсолютно точно воплотить его образ на экране. Это просто невозможно. Значит, чтобы заставить зрителей поверить, что они видят и слышат настоящего Фредди, нужно понять его характер, то, что им двигало, было для него важно и дорого. Понять, чем он жил на самом деле. Главный секрет заключается в том, чтобы не копировать человека, которого играешь в кино. Само слово «играть» в корне неверно. Нужно жить на экране, так, как жил твой герой. Низвергнуть божество на землю, освободить его от сложившихся мифов. Если это удалось, то внешнее сходство отступает на второй план. Зрители забывают, что перед ними актер. Видят только своего кумира, такого, каким они его запомнили и полюбили. И я стал искать то, что сближает меня и Фредди.

— Очевидно, нашли?

Да. И это помогло мне понять, почему Меркьюри на сцене был богом. Давайте прокрутим сейчас в голове его детство. Именно с этого я начал готовиться к роли. Вот совсем юный мальчик, чье детство прошло в Занзибаре. И вдруг родители сажают его на корабль и отправляют в далекую Индию, совершенно не знакомую ему страну, где отдают в школу-интернат. Для него это потрясение. Но он с достоинством выдержал это испытание. Через несколько лет мальчик вернулся домой, но в его стране началась революция. Родители решили бежать. И снова опасное путешествие в чужие края. Ему 18 лет, и он оказывается в Лондоне. Только представьте себе — юноша со странным для окружающих именем Фаррух Булсара, с неестественно выдвинутыми вперед верхними зубами, с непривычным для лондонцев акцентом.

Конечно, он чувствовал себя как рыба без воды. Ему было очень тяжело. А добавьте еще и сексуальное познание самого себя. Безусловно, он гнал мысли о гомосексуальности. Ему и без того хватало проблем. Ведь в то время в Великобритании гомосексуализм считался уголовным преступлением. Геев отправляли на принудительное лечение в психиатрические клиники. И он, тот, кто больше всего на свете ценил свободу — свободу в творчестве, самовыражении, поведении, — был вынужден скрывать глубоко внутри то, что обжигало его, как лазерный луч, оставляя в душе неизгладимые рубцы, словно стигматы.

Читайте также: При знакомстве Майкл Дуглас сказал: «Я хотел бы стать отцом твоих детей», — Кэтрин Зета-Джонс

Все это подтолкнуло Фредди к осознанию того, что только музыка даст ему возможность подняться над всеми проблемами, лишь сцена подарит шанс проявить особенную личность. Для Меркьюри его песни — это левитация! И он увлекал за собой миллионы. Вспомните слова из его хита: «Spread your wings and fly away!» («Расправь свои крылья и улетай!»). А еще вспомните, как Фредди сказал однажды: «Мы можем быть именно теми, кем хотим быть. Мы способны преодолеть любые препятствия, получить все, что хотим, стать теми, кем ощущаем себя внутри. И силы для этого нам даст наше единство». Разве это не прекрасно?! В этом весь Фредди Меркьюри, и только так я понимаю его. Когда повторяю эти слова, кажется, что это он произносит их для меня. И в то же время он произносит их для всех нас. Ощутив это, я сказал себе: «Хватит колебаться! Ты сыграешь эту роль! И сделаешь это, черт возьми, лучше, чем что-либо прежде».

— Но вы так и не сказали, что же общего нашли между вами?

— Разве? Похоже, меня снова понесло (смеется). Смотрите, я родился в Лос-Анджелесе в семье иммигрантов из Египта. Вся моя семья — копты. Мои родители уехали в Америку, потому что боялись преследований по религиозным убеждениям. Думаю, когда-то так же поступили родители Фредди. Мне не пришлось учиться в интернате в чужой стране, но все же моя семья не совсем соглашалась с западной культурой и традициями, которые ждали ее в Калифорнии. Мой отец будил меня и моего брата-близнеца Сами посреди ночи и разговаривал с нами до утра на арабском языке, чтобы мы не забыли свои египетские корни.

Я с детства хотел стать актером, копировал голоса кино- и телезвезд, разыгрывал сценки. А мои родители мечтали, чтобы я выучился на юриста. Мы постоянно ссорились из-за этого. Против воли отца я записался в школе в драматический кружок. Кстати, со мной вместе занималась Кирстен Данст (известная американская актриса, сыграла в трех фильмах о «Человеке-пауке», а также в картинах «Мария-Антуанетта» и «Меланхолия». — Ред.). Она на год младше меня. Наш преподаватель отметил мои способности и предложил поставить пьесу для одного актера. Родители крайне неохотно пошли на премьеру. Я жутко переживал. Казалось, что я все делаю не так, это полный провал. Впервые в полном зрительном зале сидели мои отец и мать и смотрели, как играет их сын. Но я быстро взял себя в руки. Понимал, что это единственный шанс доказать им, что я чего-то стою. И случилось чудо — моя игра растрогала отца. Таким эмоциональным я его прежде не видел. После спектакля он дал согласие, чтобы я шел учиться на актера после окончания школы…


* 37-летний Рами Малек добился не только внешнего сходства с Фредди Меркьюри. Его голос невозможно отличить от голоса знаменитого певца

— Какой была реакция ваших родителей, когда они узнали, что вы будете играть Фредди Меркьюри?

— Больше всех переживала мама. Она была уверена, что эта роль не для меня. Кстати, так же она считала, когда я начал сниматься в сериале «Мистер Робот». Но он принес мне успех. Теперь мама не понимала, зачем я этот успех собираюсь похоронить, согласившись сниматься в картине, которая, по ее словам, обречена на провал.

— Она так и сказала?

— Пожалуй, выразилась еще покрепче.

— Но почему?

— Дело в том, что мама была совершенно не знакома с творчеством Queen и понятия не имела, кто такой Фредди Меркьюри. На помощь пришел мой брат Сами. Он сказал: «Мама, сейчас я проведу ускоренный курс обучения, чтобы ты хотя бы знала, кого собрался играть Рами». Он поставил маме несколько песен Queen, и мама сказала: «Это красиво». А потом рассказал, что случилось с Фредди, о его смерти в 45-летнем возрасте. И мама сказала: «Какая печальная и ранняя утрата!» Я никогда не думал, что моя мама будет так искренне переживать из-за смерти человека, о существовании которого еще недавно ничего не знала. Человека к тому же совершенно чужого ей по вере и культуре. Но теперь Queen — ее любимая группа, и мама знает все их песни.


* Мама Рами Малека поначалу отговаривала его сниматься в картине о знаменитом музыканте, считала, что фильм обречен на провал, но теперь испытывает гордость за своего сына

— А еще она видит своего сына на билбордах в роли Меркьюри. И ваши соседи и знакомые видят их тоже повсюду…

— В этом есть нечто сюрреалистичное. Реальность происходящего, пожалуй, ударила меня по голове только сейчас, когда фильм идет в кинотеатрах и людям он нравится. Я начинаю понимать, сколько актеров мечтали получить такую роль. А она досталась мне! «Ты получил роль Фредди Меркьюри! Ты это понимаешь?» — говорю я себе. И вспоминаю, как чуть было не отказался от нее. А ведь я на самом деле был напуган этим предложением. И едва не упустил свой шанс.

— Что стало решающим в ваших сомнениях и страхах?

— Пожалуй, благословение, которое я получил от Брайана Мэя и Роджера Тейлора. Они одобрили мою кандидатуру.

— Мэй в одном из интервью сказал, что во время съемок порой забывал, что видит перед собой Рами Малека, а не Фредди Меркьюри.

— Я безумно благодарен Брайану. Это невероятный человек! Очень боялся, когда узнал, что Мэй и Тейлор будут присутствовать на съемках первой сцены. Одно дело, когда им показывали мои фотографии в гриме, пробы. А другое — выйти на сцену перед настоящими участниками Queen, играть и петь их песни! Мной овладела паника. «Я не похож на Фредди! Они засмеют меня», — думал я. И вдруг успокоился. Сказал себе: «Хорошо, Брайан, сейчас ты увидишь своего Фредди. Такого, каким ты его помнишь». Скажу честно, не представляю себе, что Мэй и Тейлор чувствовали в тот день во время съемок. Они стояли и видели самих себя, только гораздо моложе. Гвилим Ли, который сыграл Брайана, и Бен Харди, сыгравший Роджера, удивительно похожи на них. И Джозеф Маццелло, конечно, похож на Джона Дикона.

Читайте также: До Джека Воробья я был полным неудачником, — Джонни Депп

— Говорят, режиссеры Брайан Сингер и Декстер Флетчер решили начать съемки сразу с эпизода, где Queen выступают на благотворительном концерте Live Aid на стадионе «Уэмбли».

— Да, так и было. Тогда мы все были в ужасе. Представляете? В первый же день съемок выйти и играть и петь «Богемскую рапсодию». И другие хиты. А тут стоят живые Мэй и Тейлор! Одно дело — репетировать вместе с другими актерами, другое — повторить все это перед настоящими рок-звездами, которые сочинили все эти песни! Но у нас получилось. Потом, когда все было позади, стало ясно, насколько правы были наши режиссеры. Если бы мы провалили эту сцену (выступление на «Уэмбли»), дальше можно было просто не снимать. Собрали вещички и декорации, и все, прощайте.

— Брайану и Роджеру понравилось?

— Да. В тот день во время короткого перерыва Мэй подошел к Ли и потрепал его шевелюру. Со стороны это выглядело так, словно Брайан щупает волосы у себя самого, только моложе. Он сказал Гвилиму: «Ты все правильно делаешь. Все твои движения, жесты абсолютно точны. Только расслабься. Больше уверенности в себе — и ты почувствуешь всю власть. Ты же бог на сцене». На самом деле это был совет всем нам. Мы его услышали.

— Мэй и Тейлор произвели на вас хорошее впечатление?

— Господи, конечно! Это удивительные люди. Я был поражен, когда узнал, что они преуспели в жизни не только как рок-музыканты. Они же еще и инженеры, ученые. Например, Мэй — астрофизик по профессии. Специализировался на изучении планетарного устройства. Успел защитить диссертацию и опубликовал две научные работы в вестнике Королевского астрономического общества к тому времени, когда Queen добился первого успеха. И Брайан выбрал музыку. А еще я узнал, что он сам сконструировал и сделал для себя гитару из того, что нашел в своем гараже — цельной доски дуба, спиленной с камина XVIII века, деталей от старого мотоцикла и перламутровых пуговиц. Брайану было тогда семь лет. Ему помогал отец. Мэй назвал гитару The Red Special. И уже 60 лет играет на ней!


* Музыканты группы Queen Брайан Мэй и Роджер Тейлор благословили Малека на роль Меркьюри и остались очень довольны игрой актера. Фото Getty Images

— А с родственниками Меркьюри вам удалось познакомиться?

К сожалению, родителей Фредди уже нет с нами. Но жива его младшая сестра Кашмира, которая один раз приходила на съемки фильма. Мне показалось, она была потрясена. Конечно, Кашмира бывала на концертах Queen и прежде, и теперь. Они же все еще выступают иногда вместе с Адамом Ламбертом в качестве солиста. Но смотреть на постаревших членов группы и молодого вокалиста — это одно, а словно оказаться в прошлом и увидеть своего брата и его друзей молодыми — совсем другое.

Кашмире понравилось. Я это знаю точно. Именно она дала мне аудиозаписи, сделанные во время их семейных разговоров. Я получил уникальную возможность услышать, как звучат голоса Фредди, его родителей в домашней обстановке, когда они все расслаблены. Слушал эти записи часами. Они мне очень помогли скопировать их уникальный акцент. Мэй и Тейлор, услышав меня, сказали, что это невероятно. Именно так говорил Фредди. Кашмира была на премьере «Богемской рапсодии». Как только показ закончился, мне передали, что меня хочет видеть одна женщина. Это была Кашмира! Мы просидели с ней до утра, говорили о ее брате, семье… Я не мог поверить, что это происходит со мной. И ощутил еще одно, что объединяет меня с Меркьюри. Его родители, как сказала Кашмира, и представить себе не могли, кем станет их сын. Мои родители тоже не верили, что я добьюсь успеха на актерском поприще. Но и его родители, и, надеюсь, мои испытали гордость за своих сыновей.

— Премьера фильма состоялась на «Уэмбли». Как это было?

— Невероятные ощущения! Стадион перестроили полностью, и он уже не тот, каким был в июле 1985 года, когда состоялся грандиозный концерт Live Aid. Но все равно дух «Уэмбли» жив и сегодня. На премьеру пришли шесть с половиной тысяч человек. Пригласительные получили все, кто работал над фильмом. Многих из них я никогда не видел, некоторых знал только в лицо. Но мы чувствовали себя единой командой. Особенно это стало очевидно в тот момент, когда в ожидании начала по рядам вдруг кто-то стал тихонько отбивать ритм песни We Will Rock You. Я оглянулся и увидел хитрую улыбку на лице Брайана Мэя. Конечно! Это он начал и завел всех за несколько секунд. Все, кто был на стадионе, повскакивали с мест. Завораживающий ритм сводил с ума. Все стали напевать припев. И тут на огромном экране появилась эмблема студии 20th Century Fox, и пошли первые кадры…

Читайте также: У меня пятеро маленьких детей, которые превращают мою жизнь в хаос, — Хью Грант

— Неужели вы не испытывали страха на протяжении всех съемок фильма?

— У меня не было на это времени (смеется). Серьезно. Когда я дал согласие на роль, шли еще съемки третьего сезона «Мистера Робота». И я каждую неделю по выходным летал в Лондон, чтобы готовиться к работе над «Богемской рапсодией». Спасибо режиссеру сериала Сэму Эсмейлу. Он каким-то чудесным образом организовал съемочный процесс так, чтобы я, исполнитель главной роли, был занят в павильоне только по будням. Если бы не Сэм, мы бы бесконечно задержали начало работы над фильмом о Queen.

— И вам приходилось постоянно перевоплощаться из одного персонажа в другой?

Иначе не получалось. Но начальный период работы над «Богемской рапсодией» был исключительно подготовительный. Я учился играть на фортепьяно, петь, танцевать. Из Лондона в Лос-Анджелес прислали хореографа Полли Беннетт. Она учила меня ходить и двигаться, как Фредди Меркьюри. Мы работали с ней иногда по ночам, чтобы успеть как можно больше. У меня в голове от усталости творилось что-то странное. Стал забывать, что делаю. Полли рассказывает, что однажды я заявил ей: «Сделаем короткий перерыв, мне нужно перекусить». И пошел на кухню. Меня не было 45 минут. При этом, как говорит Полли, оттуда не раздавалось ни звука. Когда я вернулся, в руках у меня было яблоко, целое, даже не надкусанное. Она засмеялась и сказала: «Все на сегодня, тебе действительно нужен перерыв».

Вы спрашивали насчет моего страха… Сейчас скажу без шуток: он не отступал ни на минуту! Но он же помогал мне работать над ролью. Это сложно объяснить. Знаете, Брайан Мэй рассказал, что тогда, в 1985 году, они все жутко боялись выступать на «Уэмбли», ведь к тому времени Queen уже довольно долго не играли вместе. Меркьюри был занят сольной карьерой. А тот благотворительный концерт был грандиозным. Дали согласие выступить очень многие звезды. И Queen боялись, что провалятся. Они не хотели выглядеть динозаврами. Очень боялись потерпеть неудачу. Страх подстегнул их. И они выдали такое умопомрачительное шоу! Играли без остановки 22 минуты. Только лучшие хиты. Одна песня переходила в другую. Зрители не успевали вздохнуть!

И я дал себе слово. Всегда играть именно так. Чтобы дух захватывало! Пусть я буду старше, стану больше уставать. Это неважно. Свое дело нужно делать только так. А страх — естественный допинг. Ты словно соревнуешься сам с собой. Смотрите, я не умел петь, но запел. Не умел танцевать, но теперь пляшу. Причем делаю это почти как Фредди. Во всяком случае, так говорят. Я никогда не играл на рояле. Меня стали учить этому. Очень гордился тем, что к началу съемок мог сыграть пару песен Queen так, чтобы на экране это выглядело естественно. И тут читаю еще раз сценарий. А там такая ремарка на 19-й и 20-й страницах: «Фредди Меркьюри играет на рояле вверх ногами». Вот тут мне стало по-настоящему страшно! Я смеялся и плакал. А потом повесил у себя над кроватью игрушечный рояль. Его клавиши были первым, что видел у себя над головой, когда просыпался.

— Сейчас ваша карьера на подъеме. А были моменты, когда хотелось все бросить и заняться чем-то другим?

Господи, много раз. В Нью-Йорке я работал официантом в одном очень неприятном заведении. Там всегда было полно наркоманов и тех, кто им эту дурь продавал. Я таким не занимался. Приходил на работу в пять вечера и уходил в пять утра. И все для того, чтобы заработать деньги на свое обучение актерскому мастерству. Думаете, мне было приятно этим заниматься? Ходить туда каждую ночь? Я даже не знаю, как часто меня посещала мысль: парень, ради чего все это? Ради оплаты учебы? А ты уверен, что станешь актером?

Потом я работал в фаст-фуде. Тоже обслуживал клиентов. И готов был унижаться, когда видел за столиком кого-то из продюсеров или агентов. А им было плевать на очередного парня, возомнившего себя талантом. Когда мой долг за обучение и все остальное достиг 100 тысяч долларов, я решил все бросить. И на протяжении трех дней пытался получить лицензию агента по торговле недвижимостью. Слава Богу, бюрократическая машина мешала сделать это быстрее. На четвертый день я сказал себе: «Нет, ты накопил этот долг для того, чтобы стать актером. Так становись им! Иначе зачем было начинать все это?!» Я погнал прочь депрессию. Часть моего ДНК всегда знала, что мне следует стать актером.

— Когда вы впервые ощутили вкус успеха?

— Думаю, когда показали первую серию «Мистера Робота». Мы сидели в гримерке с Кристианом Слейтером (известный актер, партнер Малека по «Мистеру Роботу». — Ред.), и он читал свежий номер New York Times. Оказалось, там была рецензия на наш сериал. И она была положительной! Слейтер протянул мне газету и сказал: «Думаю, тебе стоит сохранить ее на память. Такое не каждый день происходит». Я ему благодарен. С тех пор стараюсь сберечь каждое напоминание о том, что мне есть ради чего каждое утро подниматься с кровати.

Ранее «ФАКТЫ» писали, что фильм «Богемская рапсодия» озолотил бывшую невесту Фредди Меркьюри.


Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Lucy Allen/The Interview People)