Житейские истории

«Купи свитер — спаси онкобольного»: в Киеве создали благотворительную интернет-барахолку

9:12 — 24 апреля 2019 903
Дария ГОРСКАЯ, "ФАКТЫ"

Идея о благотворительном онлайн-магазине подержанных вещей впервые пришла в голову Алене Федоренко и Виктории Дубровской, еще когда они учились на факультете социологии Киевского национального университета имени Шевченко. Совместить интересную работу и доброе дело — это ведь так интересно! Только подруги не знали точно, кому именно будут помогать — переселенцам, военным или больным деткам. А весной 2017 года, когда отец Виктории заболел раком, вопрос, кому помогать, отпал.

Ровно год назад, в апреле 2018-го, стартовал их онлайн-магазин «Светр» со слоганом «Купи свитер — спаси онкобольного». Принцип шоурума очень прост: все желающие отдают сюда ненужные или не подошедшие по размеру вещи хорошего качества. Алена и Вика их фотографируют и выставляют на продажу, а за вырученные деньги покупают медикаменты пациентам Киевского онкоцентра.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о школьнике, который собрал 30 тонн крышечек на протез больному раком незнакомцу.

«Онкобольным практически некому помочь, особенно если это взрослые, а не детки»

— В университете мы мечтали, что создадим умопомрачительный благотворительный проект, — рассказывает «ФАКТАМ» 25-летняя Алена Федоренко. — Но тогда это осталось на уровне интересной идеи, а занимались мы совершенно другим. Я еще на шестом курсе устроилась аналитиком и социологом в международную маркетинговую компанию. Первое время было интересно, потом началась рутина, я стала подумывать о смене деятельности.

— А я два года проработала в Антикоррупционном комитете при Киевской горадминистрации, — говорит Виктория Дубровская. — Но еще до этого попробовала себя в общественной организации «Ми — Україна». Мы помогали всем понемногу — и воинам АТО, и их детям, и переселенцам. К сожалению, эта общественная организация не имела концепции и четкого понимания того, чем заниматься и куда идти. Мне было так некомфортно, я ушла, но потом часто ловила себя на мысли, что хотела бы заниматься чем-то подобным. А когда заболел мой отец и я поняла, что онкобольные сталкиваются с морем проблем, а помочь им практически некому (особенно если это взрослые, а не детки), мы с Аленой вернулись к нашему разговору о благотворительной интернет-барахолке. Так появился «Светр».

— С чего вы начали?

— С того, что я уволилась из маркетинговой компании, — смеется Алена. — О том, на что буду жить, не волновалась. Я тогда была абсолютно уверена, что проект настолько классный, что нас все будут на руках носить и инвесторы найдутся сами. Сейчас смешно вспоминать, какими мы были наивными идеалистками. Но к делу подошли серьезно. Сделали презентацию проекта и пошли с ней на тренинг по социальному предпринимательству. Там нашу идею поддержали, и мы еще больше поверили, что все у нас получится. Завели странички в «Фейсбуке» и «Инстаграме» и начали выкладывать первые вещи. Их нам отдавали друзья и знакомые, а еще — соучредитель проекта поддержки онкобольных Дарья Брикайло, которой наша идея тоже пришлась по душе.

— Как отнеслись родные к таким кардинальным переменам в вашей жизни?

— Моя семья отнеслась к этому позитивно, — говорит Виктория. — После того, через что нам довелось пройти с папой, моя мама очень хорошо понимает, как важно помогать онкобольным людям. Когда у отца диагностировали четвертую стадию рака, врачи давали ему максимум несколько месяцев жизни, но он прожил полтора года. Нам удалось продлить ему жизнь с помощью грамотного лечения и хороших препаратов. Теперь мы пытаемся сделать то же для других людей — дать им время и шанс. Моя мама присоединилась к нашему проекту. Она стала вязать стильные маленькие брелоки в виде свитерков — теперь это наша визитная карточка. Мы выставляем их на сайте за 150 гривен.

Читайте также: «Это была моя самая заветная мечта!»: онкобольной 5-летней девочке устроили настоящий бал

— А моя семья только сейчас, спустя год существования «Светра», начала верить в то, что у меня что-то выйдет, — объясняет Алена. — Поначалу у моего папы был шок. Он не понимал, как я могла поменять престижную работу в международной компании на… ничто. Некоторые знакомые стали говорить, что я буду наживаться на больных людях. Это, конечно, очень странная позиция. Мы людям помогаем, делаем то, чего другие не делают. Больные от этого только выигрывают. Но в обществе сложился стереотип: волонтеры должны делать все бесплатно и не получать за свою работу ни копейки. Как при этом они будут жить и что есть, никого не интересует. Что касается нас, то за минувший год мы не взяли ничего из денег, вырученных за проданную одежду. Все шло на нужды больных. Но когда-нибудь, когда наша барахолка станет масштабной и мы наймем сотрудников, у всех, конечно, будут зарплаты.

«Иногда люди отдают нам скульптуры и картины. Иногда — сковородки»

— Где вы берете вещи для интернет-барахолки?

— Люди пишут нам через соцсети, что хотят отдать для проекта свою одежду или аксессуары. Мы договариваемся о месте встречи или способах пересылки. Иногда забираем вещи сами, иногда курьером.

— По каким критериям отбираете то, что может вам подойти?

— Мы принимаем все, — объясняет Алена. — Просто вещи хорошего качества, новые, фирменные выставляем на продажу в «Светр», а неновые отправляем в социальные службы, где их передают малоимущим. Приносят нам очень разные вещи. Бывает, человек отдает крутой брендовый жакет, да еще и переживает, что он не новый. А кто-то без зазрения совести может принести рваные колготки… Иногда нам отдают скульптуры, картины, украшения. Однажды к нам попал микрофон, набор для суши и сковородки. Мы благодарны за все и ни от чего не отказываемся. Те вещи, которые отобраны для интернет-магазина, мы фотографируем. У нас есть модели-волонтеры и фотограф, который работает с нами бесплатно.

— Себе что-то из вещей забираете?

— Бывает, конечно, если что-то очень понравится. Но мы их покупаем. Кстати, у нас продаются не только подержанные вещи. С нами сотрудничает харьковский дизайнер Влада Гурдина. Она разрабатывает стильные футболки с логотипом нашей компании. Мы продаем их за 330 гривен, и 20 процентов от этих денег идут на закупку медикаментов.

— Помните, кто был вашим первым покупателем?

— Первую партию вещей мы продали не через соцсети, — вспоминает Виктория. — Как раз тогда проходил «Кураж Базар» (крупная ежемесячная киевская барахолка. — Авт.), мы поставили там свою палатку с вещами. Многие люди подходили, расспрашивали, что к чему. Некоторые оставляли деньги, но вещи… не брали. За первый день мы заработали свою первую тысячу гривен. И закупили на нее медикаменты.

Читайте также: «Я стала медиком, потому что понимаю онкобольных детей»: история победившей рак украинки

— Откуда вы знали, какие именно лекарства необходимо покупать?

— Мы четко распределили обязанности, — отвечает Вика. — Алена занимается приемом вещей, фотографиями, продажей. А я — всем, что связано с больными раком. Благодаря этому проекту я стала членом опекунского совета при Киевском онкоцентре. Получив определенную сумму от продажи вещей, звоню главному провизору, и она говорит, в чем есть нужда. Покупаем препараты, отправляем. Все официально, с чеками и актами приема-передачи. Бывает и по-другому: у онкоцентра есть в чем-то нужда, и провизор присылает нам официальный запрос с просьбой о помощи.

«В последнее время пациенты звонят девчонкам напрямую»

— О проекте «Светр» могу сказать только самое хорошее, — сообщила «ФАКТАМ» главный провизор Киевского онкоцентра Снежана Череватенко. — Вика и Алена взялись помогать людям. Особенно ценно, что они поддерживают взрослых онкобольных, которым, в отличие от деток, практически никто не помогает. Бывает, что Вика с Аленой собирают определенную сумму и направляют ее конкретному пациенту. Иногда покупают препараты, которых нет в отделении реанимации или хирургии и в которых есть острая нужда. А в последнее время, когда о проекте узнали многие, больные и их родственники звонят девчонкам напрямую и просят о помощи.

— Онкобольным нужно много лекарств, и далеко не все они включены в перечень медикаментов, которые обеспечиваются за государственный счет, — продолжает Виктория. — Некоторые препараты очень дорогие, люди просто не могут себе их позволить. А жить ведь хочется всем — и детям, и взрослым. Очень здорово, что с каждым днем все больше людей подключается к нашему проекту. В том числе известных. Например, актриса Римма Зюбина и телеведущий Денис Христов отдали нам свои вещи. Ольга Сумская подарила «Светру» свое платье, и мы выручили за него шесть тысяч гривен. Добавили к этой сумме еще деньги, вырученные от продажи других вещей, и купили препарат для мужчины, который лечится в онкоцентре уже два года. Ему нужно продолжать химиотерапию, а денег нет.

Читайте также: «Врач спросила: «Что у тебя? Лимфогранулематоз? Знаю, у меня от такого кот сдох»

— Как планируете развивать ваш проект?

— Хотим открыть офлайн-магазин, — говорит Алена. — Во-первых, у меня дома уже целая комната забита вещами «Светра». Во-вторых, было бы здорово сделать тематический концептуальный магазин, где люди могли бы не только купить вещи, но еще и выпить кофе, пообщаться. Здесь мы проводили бы тренинги на тему рака, объясняли, что каждому человеку нужно раз в полгода проходить обследования, потому что раннее диагностирование онкологии — залог эффективного лечения. Кроме того, такой магазин — прекрасный шанс собрать вместе тех, кто хочет сделать доброе дело. Одни будут отдавать вещи, чтобы помочь онкобольным. Другие — покупать одежду не на рынке и не на секонд-хенде, а именно у нас.

— Мы сейчас тратим на «Светр» все свое время, — добавляет Виктория. — Люди могут и в три часа ночи написать сообщение, что хотят отдать или купить вещи. Отвечаем сразу. Мы с Аленой в нашем онлайн-магазине и продавцы, и руководители, и эсэмэмщики. При этом зарплату не получаем и нередко, наоборот, вкладываем сюда деньги. Например, когда нужно брать такси и отвозить или забирать одежду. Когда так выкладываешься, есть опасность, что быстро перегоришь. Но, думаю, с нами такого не случится. Мы не можем просто заявить, что устали, и перестать помогать онкобольным. Они верят нам, ждут нашей помощи. Не можем их подвести.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о киевлянине, основавшем уникальный Instagram-проект помощи бездомным, благодаря которому людей, попавших в тяжелые жизненные обстоятельства, не только кормят, одевают и лечат, но еще и помогают им найти дом, работу и полностью изменить жизнь.

Фото из соцсети