Интервью со звездой

Мадонна: в первый год моего пребывания в Нью-Йорке меня изнасиловали, угрожая ножом

8:36 — 19 мая 2019 5871

В середине апреля знаменитая американская певица Мадонна, которая входит в десятку самых богатых музыкантов в мире, выпустила новый сингл Medellin и объявила о скором выходе своего 14-го студийного альбома. Она назвала его Madame X. Миллионы поклонников королевы поп-музыки в разных странах теперь с нетерпением ждут появления этого диска. Мадонна пообещала, что это событие произойдет 14 июня.

А пока она занята продвижением нового альбома. Певица выступила 1 мая на церемонии вручения престижной музыкальной премии Billboard Awards. Ее номер вызвал массу жарких споров. Мадонна пела в окружении собственных голограмм. По слухам, этот невероятный антураж обошелся ей в 5 миллионов долларов. Теперь певицу ждут на финале конкурса «Евровидение» в Израиле. Очевидно, она и там появится вместе с голограммами (уже известно, какие песни королева поп-музыки исполнит в финале конкурса) .

Британский журнал Vogue опубликовал 10 мая интервью с Мадонной. Журналистка издания Декка Айткенхед побывала в лондонском особняке певицы. Там и состоялась эта откровенная беседа. Декка пишет, что ей пришлось ждать хозяйку дома примерно полтора часа.

Слуга проводил гостью в большую комнату на первом этаже и показал низкое кресло, в котором журналистке было велено ждать Мадонну. Декку вежливо попросили ничего не трогать. Она старалась осмотреться вокруг. Это был просторный, но темный кабинет, обставленный с безупречным вкусом. «Мне приходилось бывать в таких домах. Стены оливкового цвета, металлические стеллажи с книгами, дубовый пол с настоящим персидским ковром в центре. Книги — либо альбомы по искусству, либо классические романы. Все в дорогих твердых переплетах. На стенах развешены большие авторские фотографии. В данном случае это были портреты представителей африканских племен. Обычно такие дома принадлежат банкирам с Уолл-стрит. В них все говорит о деньгах и власти», — пишет Айткенхед.

Слуга поставил перед журналисткой на стол тарелку с пармезаном и домашними картофельными чипсами. «Это от нашего шеф-повара», — сказал он и вышел.

«Наслаждаясь этой закуской, я сидела и думала, кого же увижу сегодня перед собой. С кем мне предстоит беседовать? Знаете, если бы это было интервью с настоящей королевой, я бы знала, чего мне ждать. Но я пришла в гости к королеве поп-музыки, самой непредсказуемой женщине в истории шоу-бизнеса. В 1983 году Мадонна выпустила свой первый хит Holiday и с тех пор ни разу не повторялась! За свою блестящую карьеру она была певицей, танцовщицей, актрисой, кинематографистом, писательницей, активисткой, филантропом. Мы знали ее как католичку, последовательницу каббалы, завсегдатая панк-клубов, проповедницу садомазохизма, английскую леди…» — рассказывает дальше Декка.

И в этот момент ее размышления прервал тихий голос. «Привет», — произнесла проскользнувшая в комнату женщина. В ней трудно было сразу узнать привыкшую к эпатажу Мадонну. «Надеюсь, вы удобно расположились?» — спросила хозяйка георгианского особняка.

Декка неожиданно нашла в себе смелость и пожаловалась, что в комнате очень темно. «Я пыталась пробежать глазами список вопросов, которые подготовила для нашей с вами беседы, но мне пришлось включить фонарик на своем смартфоне», — сказала Айткенхед.

Мадонна всполошилась и направилась к окну, чтобы немного раздвинуть плотные шторы. У нее ничего не получилось. «Проклятье! Тут нужен кто-то повыше меня», — произнесла она. Декка тут же поспешила на помощь. Совместными усилиями им удалось совладать с механизмом, и в комнату проник солнечный свет. «Спасибо, но давайте договоримся, что больше вы не станете мне помогать. Я не люблю этого», — неожиданно сказала Мадонна.

Они расселись по своим креслам. Певица разместилась напротив журналистки. Их разделял столик с тарелкой сыра и чипсами. Декка успела разглядеть наряд Мадонны — свободная шелковая блуза поверх легких брюк от Burberry и черные ботинки по типу армейских. Поп-дива поймала взгляд гостьи и спокойно произнесла: «Одежду создал Рикардо Тиши. Мы с ним друзья. А вот обувь… Это Стелла, но не Маккартни. Фамилию не припомню».

На руках Мадонны было множество различных украшений — массивные браслеты, цепочки, кольца. Беседа длилась два часа. За все это время певица лишь несколько раз посмотрела журналистке прямо в глаза. Хозяйка предпочитала направлять свой взгляд в сторону горящего камина. Она ни разу не улыбнулась. Говорила исключительно серьезно и без особых эмоций.

«Умею вести себя на улице так, чтобы на меня не обращали внимания»

— Спасибо, что согласились ответить на наши вопросы. Вы выглядите как настоящая икона моды. До кончиков ногтей.

— Благодарю за комплимент. Если честно, не особо обращаю на это внимание.

— Даже когда выходите на улицу?

— А разве это что-то меняет?

— Я знаю, что многие знаменитости нарочно надевают что-нибудь обыденное, чтобы не привлекать внимание папарацци и поклонников. Вы тоже так делаете?

— С чего вы взяли? Я умею вести себя на улице так, чтобы на меня не обращали внимания. Научилась. А одеваюсь так, как мне хочется. Лишь бы было удобно. Давайте поговорим о моем новом альбоме…

— Согласна. Те, кому уже повезло услышать вошедшие в него песни, говорят, что Madame X поразил их своей социальной и политической направленностью. Ваши предыдущие работы таковыми никогда не были. Вас это по-настоящему волнует?

— Что конкретно?

— Например, в песне God Control («Божий контроль». — Ред.) есть такие строчки: «Мы утратили контроль над оружием, это должно тебя разбудить»…

— Да, меня это действительно тревожит. Наши власти твердят, что США в опасности. Что эта опасность исходит от иммигрантов, которые стремятся попасть к нам из Латинской Америки. А я считаю, что у нас есть куда более серьезная проблема. Это оружие, которое заполонило Америку. И это гораздо опаснее, чем люди, которые хотят пересечь нашу границу в поисках работы и лучшей жизни. А мы уперлись в эту проклятую стену на границе с Мексикой.

Читайте также: Не удивлюсь, если Дональд Трамп внес меня в список личных врагов, — Барбра Стрейзанд

— Значит, как я понимаю, строчка из другой песни, которая называется Batuka, относится к Дональду Трампу? Вот слова, о которых я говорю: «Достаньте этого старикана и отправьте его в тюрьму».

— Эти слова относятся не только к Трампу. Возьмите глав большинства стран мира и не ошибетесь. Я не считаю себя американкой. Отношусь к себе как к гражданину мира. И моя музыка это отражает. В новом альбоме я старалась объединить все музыкальные стили и направления, которые узнала за последние годы, путешествуя по разным странам. Вы услышите в Madame X и португальскую музыку, и марокканские напевы, и ямайский реггей, и испанскую гитару, и мелодии Колумбии и Кабо-Верде.

«Brexit — это подлинное безумие. И я имею право высказать свою точку зрения»

— Не боитесь, что вас раскритикуют за такое смешение культур и стилей?

— Прекратите говорить такие безумные вещи. Пикассо черпал вдохновение в африканском искусстве. Получилось то, что мы теперь называем кубизмом. Кто-нибудь критикует Пикассо за это? Все дело в постоянном развитии. По-моему, это прекрасно — открывать людям культуру других народов, о которой они прежде ничего не знали.

— Совершенно с вами согласна. И все же хотела бы вернуться к тому, что вас, как вы говорите, подтолкнуло уйти от привычных тем в песнях — секса, любовных взаимоотношений — и обратиться к очевидным политическим вопросам. Не возражаете?

— Хорошо, попробую коротко объяснить. Сейчас появилось такое модное словечко — радикализация. Так вот, меня радикализировало нынешнее состояние дел в мире. Оно мне категорически не нравится.

— Гражданские войны, бунты, рост преступности на почве расовой и религиозной ненависти, — продолжает Мадонна. — А еще глобальное изменение климата. Людей разделяют все сильнее и глубже. Взять хотя бы Brexit. Это же подлинное безумие. И я имею право высказать свою точку зрения. И делаю это привычными для себя средствами.

— Вы не упомянули в этом списке проблем борьбу женщин с сексуальными домогательствами. Ведь сейчас все только об этом и говорят.

Ага, вот только я публично заговорила об этой проблеме в 2016 году, задолго до того, как вспыхнул скандал вокруг Харви Вайнштейна. Мне тогда вручали премию журнала Billboard «Женщина года». Выйдя на сцену, я вместо благодарственного слова публично высказалась о грубом неравноправии, сексизме, постоянном буллинге и безжалостном насилии, с которыми мне пришлось иметь дело за все время моей карьеры в шоу-бизнесе. Но на меня тогда все СМИ обрушились с критикой. Мол, люди не говорят о таких вещах, когда им вручают награду. Теперь каждый считает своим долгом на любой церемонии высказаться о сексуальных домогательствах. От артистов даже ждут этого. И уже критикуют за то, что кто-то посмел не упомянуть данную проблему. Значит, он сам такой или кого-то покрывает. Разве не смешно? Почему же меня не захотели слушать, когда я пыталась рассказать о долгой безумной войне, которую мне пришлось вести?

Читайте также: Свою официальную первую брачную ночь я провела в публичном доме, — Тина Тернер

Не хочу никого судить. Я не знаю, что на самом деле произошло со всеми этими женщинами, которые заявляют спустя много лет о том, что их изнасиловали или пытались изнасиловать. Зато я знаю, что случилось со мной, когда я в возрасте 19 лет приехала из Детройта в Нью-Йорк, следуя за своей мечтой. У меня не было ни цента. И никаких родственников или влиятельных друзей в шоу-бизнесе. Только мои амбиции. Амбиции девчонки, которая в пятилетнем возрасте осталась без матери.

Моя мама умерла от рака груди. А мой отец, итальянец, католик, пытался сам воспитывать шестерых детей. У нас дома никогда не было денег. Жили бедно. Мой отъезд в Нью-Йорк был воспринят как бунт. И вот в первый же год моего пребывания там меня изнасиловали. Мне угрожали ножом, сопротивляться было бесполезно — могли зарезать…

— Вы тогда заявили в полицию? Рассказали кому-нибудь о случившемся?

Нет. Кому и зачем? Я приползла грязная в свою квартирку, где кишели тараканы, и не выходила на улицу много дней. Жила в таком районе, где изнасилования происходили так же часто, как мелкие кражи. Полиция ими просто не хотела заниматься. Рассказать подругам? Так их у меня не было. Я дружила в основном с парнями-геями. А позвонить отцу я просто побоялась. Не услышала бы от него слов утешения и поддержки. Он — католик. Первое, о чем он спросил бы меня, во что я была одета? Это был жаркий летний день. На мне были белые шортики и белая футболка. Я шла на занятия по йоге. Отец сказал бы, что я сама виновата в случившемся. Потому что была одета вызывающе.

Поверьте, с такими мыслями живут многие женщины, ставшие жертвами сексуального насилия. Они полагают, что сами в чем-то провинились. Спровоцировали насильника своим поведением, внешним видом. Почему? Потому что так настроено общество. Стать жертвой изнасилования — позор. Об этом нельзя говорить вслух. Но я справилась с этой проблемой. Мое добровольное заточение пошло мне на пользу. Я вспомнила поговорку, которую любила моя мама: «Если жизнь дала тебе лимон, значит, пришло время делать лимонад». Со мной произошла беда, значит, нужно извлечь из нее урок. Я не хочу быть жертвой. И никогда ею не буду! Вот к такому выводу я пришла после того случая. И никому ничего не сказала. Спрятала свою боль в самый дальний ящик и выбросила ключ. И поступала затем так всякий раз, когда жизнь подсовывала мне очередной лимон. Все мои испытания — хорошие, плохие, злые — сделали из меня ту, кем я являюсь сегодня.

«Людям всегда во мне что-то не нравилось. Сейчас критикуют за то, что я недостаточно молода»

— Вас часто пытались заставить замолчать?

— О, всю мою жизнь. Людям всегда во мне что-то не нравилось. И мне пытались заткнуть рот. Сначала говорили, что я недостаточно красива для карьеры в шоу-бизнесе. Затем — что я не слишком хорошо пою. Я недостаточно талантлива. Недостаточно замужняя. А сегодня меня критикуют за то, что я недостаточно молода. Знаете, существуют такие понятия, как расизм, сексизм. А я столкнулась теперь с эйджизмом. Меня пытаются наказать за то, что мне исполнилось 60 лет. Люди все время норовят найти тот крюк, на который меня можно было бы повесить, как кусок говядины в мясной лавке. Такое ощущение, что с моей стороны было грубостью выжить, не отдать концы, не молчать, продолжать жить в полную силу, заниматься творчеством.

— Каково это — всю жизнь находиться в обороне?

— По-разному. Порой чувствую разочарование в человеческой расе. А иногда это даже дает мне прилив вдохновения. Подобные нападки служат отличной мотивацией. И когда я честно рассказываю о том, что чувствую, мне кажется, это облегчит жизнь всем женщинам и девушкам, которые младше меня. Когда им стукнет 60, возможно, они вспомнят мои слова и, надеюсь, мысленно скажут мне спасибо.

Читайте также: Поначалу мои попытки стать певицей заканчивались тем, что я падала и билась о землю, — Леди Гага

— Вспоминая о том случае в Нью-Йорке, вы сказали, что у вас не было подруг. А сейчас они есть?

— Вы затронули очень интересную тему. Почему-то наше общество любит сталкивать лбами женщин. Особенно в шоу-бизнесе. Это чистейший сексизм. Мужчин — практически никогда. Женщин — постоянно. Нас стремятся изобразить этакими суками, ревнивыми, завистливыми соперницами. Взять хотя бы историю о нашей вражде с Леди Гагой. Не знаю, кто это придумал, но вы, журналисты, охотно раздували из этого нелепого слуха пожар. Именно поэтому я решила на вечеринке после церемонии вручения премии «Оскар» подойти к Леди Гаге. Мы обнялись и прекрасно провели время. Но СМИ и тут не отступили. Везде написали, что Мадонна и Леди Гага закопали топор войны. Войны, которой никогда не было, добавлю я.

«У моих 13-летних детей Дэвида и Мерси нет собственных смартфонов. Я не разрешаю»

— Но у вас есть настоящие подруги?

— Вы застали меня врасплох. Признаюсь, нет. Мне всегда было легче находить общий язык с мужчинами. И это странно. Я сейчас подумала: а ведь и правда — мне всегда помогали именно мужчины.

— Это не противоречит вашим феминистским взглядам?

— Думаю, это один из тех парадоксов, которые преподносит нам жизнь. Мне помогали мужчины, а пример я брала с сильных женщин. Например, с художницы Фриды Кало. И с других замечательных женщин, которые творили наперекор всему. А портрет Кало много лет висел у меня в комнате.

— Кто сейчас из современных женщин является для вас примером?

— Таких нет. Потому что никто больше не делает то, что делаю я. И это меня пугает. Да, были женщины, которые активно боролись за наши права, — Анджела Дэвис, Симона де Бовуар. Но у них не было детей. А у меня шестеро. И я воспитываю их одна. При этом продолжаю заниматься творчеством. Остаюсь активисткой. Делаю все то, что я делаю. И не вижу никого, кого можно поставить рядом со мной.

— Как складываются у вас отношения с детьми? Они же у вас разного возраста.

— И не только. Лурдес (я зову ее Лолой) 22 года. Она уже взрослая. Рокко 18, и он предпочел жить со своим отцом (второй муж Мадонны, известный кинорежиссер Гай Ричи. — Ред.). Но мы часто видимся. Остальных детей я в разные годы взяла на воспитание из приюта в Малави. Дэвиду 13 лет. И Мерси Джеймс столько же. А близняшкам Эстер и Стелле — по шесть лет. Они все очень разные. Но за всех я одинаково волнуюсь и переживаю.

— Говорят, в многодетных семьях родители смягчают правила для детей и контроль над ними, потому что старшие могут следить за младшими. А как у вас?

Все наоборот. Во мне только растет стремление еще больше защитить моих детей. Поэтому у нас в семье установлены правила, которые многим могут показаться излишне жесткими. Например, у Дэвида и Мерси до сих пор нет собственных смартфонов. Я не разрешаю. И буду ограждать их от этих гаджетов как можно дольше. В свое время я допустила ошибку, купив смартфоны Лоле и Рокко. Дочке было тогда 13 лет. Потом в таком же возрасте получил гаджет мой старший сын. Эти подарки убили наши взаимоотношения.

Конечно, я немного утрирую, но смартфоны стали слишком большой и важной частью их жизни. Они заменили им реальные отношения с реальными людьми. А для мальчиков это особенно опасно. Как только они получают доступ к Интернету, родители не в силах контролировать, какие страницы посещают их сыновья в период полового созревания. К сожалению, частенько это порносайты. А еще и мальчики, и девочки попадают в большую зависимость от соцсетей. Все эти лайки, буллинг, троллинг не приносят ничего хорошего.

— И как вы пытаетесь с этим бороться?

— Как я уже сказала, смартфоны есть только у Лолы и Рокко. Я установила жесткое правило. Во время еды никаких гаджетов! Наша столовая — это зона, свободная от телефонов и планшетов. Мы разговариваем друг с другом, смотрим друг другу в глаза. Иногда это кого-то из них раздражает. Но это их проблемы.

«Когда начинала карьеру, у меня ничего не было. Сегодня я стою 590 миллионов долларов»

— Вы считаете, что это эффективный метод?

— Не знаю. Я понимаю, что нельзя растить детей, поместив их в мыльный пузырь. Однажды он лопнет, и будет только хуже. У меня хватает денег для того, чтобы дать моим детям лучшее, что есть в этой жизни. Но я стараюсь их не баловать, хотя порой очень хочется. Хочется, чтобы у них было все то, чего я сама была лишена в детстве. Да, я за свою карьеру продала более 300 миллионов дисков, снялась в 19 художественных фильмах. Меня считают самым успешным гастролером в истории, поскольку мои турне принесли в общей сложности более 1,4 миллиарда долларов. Когда я начинала карьеру, у меня ничего не было за душой. Сегодня, как говорят, я стою 590 миллионов долларов. Эти деньги не упали на меня с неба. Я сама всего добилась, и поэтому знаю им цену. И мне хочется, чтобы мои дети тоже добивались всего сами.

Читайте также: Трудно строить нормальные отношения с мужчиной, работая в шоу-бизнесе, — Дженнифер Лопес

— Неужели вы им ни в чем не помогаете?

Помогаю, конечно. Там, где это необходимо. Вот вам пример. Недавно решила записать моих младших девочек в танцевальный или гимнастический класс. Они же у меня черненькие — Малави находится в Западной Африке. И вот я отправила с Эстер и Стеллой их няню. Там увидели моих дочек и сказали: «Нет, нет! У нас уже нет свободных мест». Няня позвонила мне. Я приехала в школу сама. Захожу и спрашиваю: «Вы утверждаете, что у вас все занято?» Они увидели Мадонну и стали извиняться: «Что вы! Нас не так поняли. Конечно, для ваших очаровательных дочек мы найдем места». Согласитесь, в такой ситуации я не могла не вмешаться.

А теперь возьмем Лолу. Когда я смотрю на свою старшую, то зеленею от зависти. Она такая талантливая! Гораздо талантливее меня. Поет, танцует, играет на рояле. А еще она замечательная актриса. Я не такая одаренная. Но Лоле не хватает амбициозности. Вот тут я ее превосхожу. Она слишком инертна. Думаю, в этом тоже виноваты соцсети. Они настраивают Лолу неправильно. Она полагает, что для нее и так все двери будут открыты, потому что она — дочь Мадонны. И не стремится бороться. Чем мы отличаемся с Лолой? Она родилась в полном достатке, которого у меня не было в детстве. У нее есть мать, которой я лишилась в раннем детстве. Поэтому у нее не было необходимости драться. Я не хочу создавать ей искусственные проблемы, чтобы она проявила свой характер. Это неправильно. Только жизнь умеет ставить нас перед настоящим выбором. И все же нельзя родителям пускать это дело на самотек. Поэтому у моих детей есть обязанности. Они убирают за собой постель, мы часто вместе готовим еду, моем посуду, наводим порядок. Это сближает, поверьте.

«Личной жизнью считаю просмотр фильмов, чтение книг, шиацу»

— У вас есть любимчики?

— Нет. Но я чувствую, что ближе всех по духу мне Дэвид. Иногда кажется, что он унаследовал мои лучшие качества. А ведь у него не мои гены. Он настойчив, целеустремлен. Ему всегда нравился футбол. И он добился того, что на него обратили внимание. Моего сына пригласили в детскую школу знаменитого португальского клуба «Бенфика». И он учится там уже два года. Мы даже на год переехали в Лиссабон, чтобы Дэвиду было легче привыкать к чужой стране. Сейчас вернулись в Лондон. Скоро я отправляюсь в мировое турне. Мерси, Эстер и Стелла поедут со мной. Дэвид продолжит учебу даже летом. Он сам так решил. И я горжусь им. Хотя, конечно, мне хочется, чтобы и он поехал с нами хотя бы на месяц. Но я держу себя в руках.

— Как вам на все хватает времени?

— Что вы! Мне его катастрофически не хватает. И я постоянно живу с чувством вины перед своими детьми. Думаю, то же самое испытывают все работающие матери в мире. Кажется, не уделяю детям достаточно внимания. Поэтому стараюсь корректировать собственные потребности в их пользу. Например, мне легче всего было отказаться от моих ежедневных занятий в спортзале. Теперь занимаюсь в три раза меньше, чем прежде. И это сразу же сказалось на моей форме. Никогда еще она не была такой ужасной. Зато я больше времени провожу с детьми.

— А время на личную жизнь остается?

— Я бы не хотела обсуждать эту тему. Скажу коротко: ни с кем не встречаюсь. Личной жизнью считаю просмотр фильмов, чтение книг, шиацу. Несколько лет назад мне была нужна помощь психотерапевта. Но я от этого отказалась. Лучшая психотерапия — дети. Ежедневно и почти бесплатно. Попробуйте перед зеркалом мгновенно сделать свой взгляд строгим и холодным.

— Вы уже много лет живете в Лондоне. Что вас продолжает удивлять в Британии?

— Ваше отношение ко сну. Все здесь стремятся отправиться спать как можно раньше. Люди испытывают шок, когда слышат, что мои дети ложатся не раньше 11 вечера. А когда узнают, что мы ужинаем в 21:30 или даже в 22:00, то готовы заявить на меня в полицию как на преступницу. Британский менталитет этого не воспринимает. Ваши внутренние часы настроены на работу с девяти до пяти, и ни минутой больше. И обязательно — уик-энды. А я работаю семь дней в неделю по 12 часов. Если нужно — по 18 часов. Мне жалко тратить время на шопинг. Новую одежду мне привозят перед съемками или фотосессиями. Поймите, время — самое ценное, что есть в жизни.

Как сообщали ранее «ФАКТЫ», по данным опросов, Мадонна занимает третье место в рейтинге знаменитостей, которые красивее всех стареют. А недавно звезда опубликовала в Instagram архивные фото, сделанные в период, когда она подрабатывала натурщицей в художественных школах Нью-Йорка.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ»