История современности

В старину студентам киевских вузов запрещали вступать в брак, а женатых туда не принимали

9:02 — 1 сентября 2019 eye 1959
Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, специально для «ФАКТОВ»

Начало учебного года призывает в аудитории тысячи киевских студентов и студенток. Вспомним о том, как выглядели и чем жило столичное студенчество в конце XIX — начале ХХ века.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, сколько в царские времена стоило обучение в киевской гимназии и какими до революции были городские детские сады.

В университетах Киева, как и сейчас, на бюджетное обучение принимали по результатам вступительных испытаний

Количество вузов нынешнего Киева исчисляется несколькими десятками. Немногие сумеют назвать их все по памяти. Между тем еще в начале прошлого века сделать это было довольно легко, поскольку высшие учебные заведения Киева в ту пору можно было пересчитать по пальцам.

Старейшая из высших школ города — Киевская духовная академия — была создана двести лет назад, в 1819 году, на базе упраздненной Киево-Могилянской академии. Принимали в нее только православных мужского пола, окончивших духовную семинарию или гимназию. Обучение велось на трех отделениях: богословском, церковно-историческом и церковно-практическом. Любопытно, что в этом учебном заведении существовало вполне знакомое нам сегодня разделение на «бюджетников» и «платников» (тогда они назывались соответственно «казеннокоштными» и «своекоштными» студентами). Состав «казеннокоштных» определялся по итогам вступительных испытаний, включавших и написание сочинений. Поступившие «на бюджет» экономили довольно значительные средства за «пансионерство» в академии (проживание на полном содержании), но потом обязаны были отслужить определенный срок в духовно-учебном ведомстве согласно распределению — там, куда пошлют.

Открытка «На урок» киевского художника Владимира Кадулина из серии «Типы студентов» (издательство «Рассвет», 1910-е годы)

С 1834 года в Киеве действовал Университет святого Владимира — предшественник нынешнего Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. К 1841-му здесь сформировались четыре факультета, традиционно присущие университетам: историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский. В университет опять-таки принимали только юношей. «Пропуском» служил аттестат зрелости, выданный классической гимназией (среднее учебное заведение с обязательным изучением латинского языка). Правила для студентов Университета святого Владимира не предполагали вступительных экзаменов — разве что абитуриентам-иностранцам надлежало выдержать испытание по русскому языку. Отбором студентов по числу вакансий на каждый факультет занималось университетское начальство. К слову, долгое время Министерство народного просвещения не позволяло принимать в университеты «женатиков», а вступление в брак студента допускалось только в порядке исключения, но в 1906 году решение этого вопроса было передано на усмотрение ректоров.

Читайте также: Обладавший миллионным состоянием ректор Киевского университета после каждого заседания ученого совета созывал всех преподавателей и закатывал роскошный банкет

Лишь в 1898 году в Киеве открылась новая высшая школа — Политехнический институт. Сюда принимали выпускников не только гимназий, но и реальных училищ, ориентированных на точные науки. В появлении КПИ были кровно заинтересованы сахарозаводчики, нуждавшиеся в обученных кадрах для своих предприятий, густо размещенных в Киевском регионе. Нуждам свеклосахарной промышленности отвечали четыре отделения нового института — механическое, инженерное, химическое и сельскохозяйственное.

В 1898 году в Киеве открылась новая высшая школа — Политехнический институт. Сюда принимали выпускников не только гимназий, но и реальных училищ, ориентированных на точные науки

Спустя десять лет начал также действовать Киевский коммерческий институт — высшая школа бизнеса, подразделенная на экономическое, коммерческое и юридическое отделения. Новым явлением тут стало совместное обучение юношей и девушек. Такой же порядок был и в Киевской консерватории, учрежденной в 1913 году. Для девушек, стремившихся к полновесному образованию, существовали также Высшие женские курсы с университетской программой. Но возможности трудоустройства после их окончания были ограничены. В общей сложности количество студентов и курсисток в Киеве на 1914 год достигло 15 тысяч, то есть составило примерно 2,4 процента городского населения (в наше время удельный вес студенчества в столице превышает 12 процентов).

Филантропы учреждали дополнительные стипендии, опекали нуждающихся студентов

Царская Россия не имела конституции, гарантирующей всем подданным право на образование. Обучение в высшей школе, как правило, было платным. Размер платы за слушание лекций нельзя назвать непомерным. Скажем, в Университете святого Владимира к началу занятий и уж никак не позже 1 октября студенты обязаны были заплатить 25 рублей за первое полугодие в пользу университета и еще некоторую сумму за тот же срок в качестве гонорара преподавателям за лекции (гонорар зависел от количества студентов на данной специальности). В Политехническом институте полугодовое обучение стоило порядка 50 рублей. Но не все молодые люди могли позволить себе такой расход: им ведь нужно было самим на что-то жить, а у многих на попечении были родные и близкие.

Читайте также: На вступительных экзаменах в университет профессора и преподаватели частенько подсказывали абитуриентам, а порой даже помогали вытянуть «помеченный» билет

С учетом жизненных реалий Киевский учебный округ допускал освобождение студентов от платы, но только после специального испытания (в том же университете для историко-филологического и юридического факультетов — по истории, для физико-математического и медицинского — по физике). Здесь четверка давала желанное бесплатное обучение, а получившие «5» могли рассчитывать и на стипендию. Со временем, правда, эта система ужесточилась: следовало предъявить официальное свидетельство о бедности, а общее число освобожденных от платы ограничивалось 15 процентами всех студентов.

Порой на помощь приходили частные филантропы. Они учреждали дополнительные стипендии, опекали отдельных нуждающихся студентов. При всех значительных учебных заведениях были созданы «общества вспомоществования малоимущим воспитанникам» с немалыми фондами. Для Университета святого Владимира и КПИ силами меценатов были даже открыты специальные столовые с дешевым питанием. Разумеется, посильную помощь студентам старались оказать родители, стремившиеся вывести свое чадо в люди.

Зато после того, как выпускник получал на руки диплом, понесенные лишения должны были оправдаться. Лиц с высшим образованием в империи было не так уж много. При желании и достаточном усердии дипломированный специалист всегда мог найти место в казенной или частной фирме. Многих манил статус «лиц свободных профессий» — врачей, инженеров, адвокатов, которые занимались частной практикой и порой получали большие гонорары. Правда, для окончания высшей школы надо было еще сдать необходимые зачеты. Не всем это удавалось вовремя. Но «хвостисты» могли сколько угодно времени оставаться студентами, пока не рассчитывались за академическую задолженность. Те, кому позволяло материальное положение, порой числились в университетах до седых волос — отсюда и пошло выражение «вечный студент»…

Даже с бесплатным обучением бедному студенту без семьи и своей квартиры приходилось нести неизбежные расходы, которые лет 120—150 назад оценивались в сумму порядка 25 рублей в месяц. Этого могло хватить на крышу над головой в виде съемного угла, весьма умеренное питание, а при необходимости на курево и посещение театральной галерки.

Открытка «Украинец» из серии «Типы студентов» (издательство «Рассвет», 1910-е годы)

Затраты на пополнение гардероба в эту сумму уже не умещались. Таковыми, впрочем, далеко не каждый себя обременял, и внешний вид киевских студентов поражал горожан удивительными фасонами одежды и обуви, раздобытой где попало и порой кустарно отреставрированной. Между тем официальные правила предписывали воспитанникам высших учебных заведений носить форменную одежду как для занятий, так и для улицы. Сюда входили фуражка, суконный мундир или тужурка с металлическими пуговицами, штаны-шаровары поверх сапог, зимой — пальто или шинель. Использовались кокарды и другие знаки различия (к примеру, мундир политехника предусматривал металлические наплечные вензеля императора Александра II, чье имя до революции носил КПИ). К парадной униформе полагалась даже шпага, носившаяся «без темляка и портупеи в разрезе, имеющемся на левой стороне мундира». На практике же студенческая масса довольствовалась тужурками вместо мундира, а для редких торжественных случаев униформу одалживали у более состоятельных товарищей.

Читайте также: «За шесть рублей в месяц студент имел отличное помещение, чай утром и вечером, очень хороший обед, прислугу, мойку белья и баню»

Каковы были источники студенческих доходов в те времена? Чаще всего бедных студентов выручали частные уроки, то бишь репетиторство с гимназистами и гимназистками из обеспеченных семей. За регулярные занятия можно было получить примерно 10—20 рублей в месяц. Если не было стипендии и освобождения от платы за лекции, то одного ученика студенту не хватало, приходилось набирать их сразу несколько, курсируя пешком по всему Киеву. Но, невзирая на неудобства и потерю времени, частными занятиями дорожили, поскольку есть хотелось всем и конкуренция на этом «рынке» была значительной. Иногда положение регулировалось студенческим товариществом. Если кто-то из особенно удачливых находил себе слишком много учеников, его заставляли поделиться с нуждающимися коллегами.

Жандармского генерала беспокоил тот факт, что лишенные возможности учиться в вузах евреи шли в революционеры

При поступлении в высшие учебные заведения на особом положении оказывались абитуриенты-евреи. С 1887 года действовала так называемая процентная норма, согласно которой для Киева количество евреев в подведомственном государству учебном заведении не могло превышать пяти процентов от общего числа вакансий.

Еврейской молодежи, настойчиво стремившейся к образованию, приходилось сталкиваться с вопиющей нехваткой мест в гимназиях и университетах. Это становилось питательной средой для коррупции, на которую даже обратил внимание начальник Киевского губернского жандармского управления генерал Василий Новицкий. Его беспокоил тот факт, что многие евреи, несправедливо лишенные права учиться, становились активными участниками революционного движения. Однажды генерал Новицкий прямо пожаловался на наглые взятки с евреев в киевских учебных заведениях вице-министру народного просвещения Григорию Зенгеру. Но тот спокойно ответил: «К сожалению, это везде так делается».

О том, как строился Киевский университет, который открылся 27 июля 1834 года, читайте в публикации «Узнав о первоначальной смете расходов на строительство здания университета, царь Николай І возмутился: «Восемь миллионов рублей на каких-то мальчишек?!«