Фигурка дня

ФИГУРКА ДНЯ.
«Фарфоровые» истории.
16 октября 2019

10:59 — 16 октября 2019 eye 37

МАГИСТРЫ Страна: Испания
Мануфактура: Lladro
Время выпуска: 1974
Скульптор: Juan Huerta
Высота: 29 cm

Решил поделиться с вами, друзья мои, одним совершенно интимным воспоминанием. Воспоминанием о том, как я стал… шефом. И сделать решил именно сегодня, в международный День шефа (босса). Кстати, есть в нашей коллекции забавная фарфоровая фигурка Коростеньского завода, изображающая солидного мужика с надписью ''босс''. Но я решил её вам не показывать в контексте нынешней истории, потому что тот нагловатый босс мне как-то не очень нравится. А эти два напыщенных героя, в принципе, могут быть…

Так вот. На заре редакторской юности, летом 1992 года, с Божьей помощью удалось мне собрать замечательный коллектив, с которым предстояло создать первую в Украине ежедневную газету нового типа. Название ей я придумал быстро — ''Киевские Ведомости'' (по аналогии с ''Киевскими Губернскими Ведомостями'', выходившими в начале прошлого века). А вот с журналистами дело обстояло несколько сложнее. Коллег пришлось приглашать из двух вечно выясняющих между собой отношения столичных газет — ''Вечерний Киев'' и ''Прапор комунізму''. Причём, каких коллег! Вспоминаю — и даже не верится, что тогда в одной команде могло одновременно работать столько уже состоявшихся и будущих звёзд отечественной журналистики: Женя Якунов и Валя Симкович, Лариса Ившина и Юлька Мостовая, Саша Ильченко и Наташа Ульянкина, Юра Хлыстун и Ира Дубская, Дима Гордон и Серёжа Рахманин… И это ещё не полный список прекрасных журналистов, ставших затем лидерами крупных и очень популярных в стране изданий.

Первые наши творческие планёрки проходили в старом одноэтажном здании на Подоле, которое прежде принадлежало какому-то ремонтно-строительному управлению. В актовом зале на большой стене, украшенной портретами основоположников марксизма-ленинизма, ещё красовалась привычная для того времени надпись: ''Вперёд, к победе коммунизма!'' А перед планёркой курильщики собирались во дворике перед входом, чтобы привычно обсудить свежие новости.

Моё появление среди курильщиков, обычно не вызывавшее никаких вопросов, в один из дней было отмечено внезапно зависшим молчанием, которое прервал кто-то из ребят:

- Нет, Ефимыч, тебе тут уже не место. Ты у нас теперь уже шеф. Поэтому ступай в свой редакторский кабинет и оттуда руководи процессом.

Шутки шутками, но это решение было поддержано всеми. И я вынужден был отправиться в маленькую комнатку, временно служившую начальственным кабинетом, из окна которой с тех пор с завистью наблюдал за тем, как коллеги по-прежнему, столпившись во дворике, что-то громко обсуждали. Правда, отныне у меня появилось право, открыв форточку, зычным голосом кого-нибудь из них позвать на разговор:

- А ну-ка зайди…

Мы все изменились за эти почти тридцать лет. Многие уже давно сами стали редакторами и боссами больших журналистских коллективов. Но когда я читаю сообщения, присылаемые мне в ''личку'' от бывших коллег того, ещё первого моего редакторского набора, и в них присутствует обращение ''шеф'', чувствую, как сердце тихо замирает, согретое давними тёплыми воспоминаниями о нашей совместной работе.

Долго искал анекдот, подходящий к теме сегодняшнего поста. Не нашёл практически ни одного такого, который не обижал бы или начальника, или подчинённых. В конце концов остановился на этом. Начальник обращается к коллегам с просьбой:

- Прошу вас, перестаньте обращаться ко мне этим чуждым для нас словом босс или шеф. Звучит как-то странно и, знаете ли, подобострастно.

- Ну, и как же прикажете к вам теперь обращаться?

- Да как-нибудь попроще, потеплее. Кормилец, например…

Всем сегодняшним именинникам позвольте пожелать добра и счастья. А вам, друзья мои, хорошего дня. Как всегда, искренне ваш.