Мир

Решение сохранить брак я приняла в самый разгар скандала с Моникой Левински, — Хиллари Клинтон

15:04 — 3 ноября 2019 eye 2179

В октябре в США вышла в свет «Книга о смелых женщинах». Ее написали вместе Хиллари и Челси Клинтон. Это истории о женщинах, которые пытались и смогли изменить мир. Это и мексиканская монахиня, поэтесса, ученый Хуана Инес де ла Крус, жившая в XVII веке, и немецкий астроном Каролина Гершель (XIX век), и американский врач, феминистка Мэри Уокер (XIX век), и борец за права женщин из Саудовской Аравии Манал аш-Шариф (наше время), и шведская школьница, защитница окружающей среды Грета Тунберг.

Историй много. Они о разных женских судьбах, но объединены тем, что героини книги не побоялись громко заявить о себе, пойти наперекор традициям и даже законам во имя дела, в которое искренне верили. «Если история и научила меня чему-то, так это тому, что мир нуждается в смелых женщинах. Нам бы очень хотелось, чтобы в худшие для вас времена, когда кажется, что все вокруг против вас, вы нашли бы силы в этой книге, в этих историях. Мы с дочерью нашли. Эта книга является продолжением нашего с Челси разговора, который начался, когда она была еще маленькой девочкой. И мы счастливы вовлечь в него других», — заявила Хиллари Клинтон, представляя «Книгу о смелых женщинах».

В списке бестселлеров, который регулярно составляет газета The New York Times, книга Хиллари и Челси Клинтон в октябре заняла второе место. Мать и дочь колесят почти месяц по всей Америке, встречаясь с читателями. Билеты на эти встречи разлетаются в мгновение ока. Времени у Хиллари и Челси крайне мало. Тем не менее они согласились встретиться с известной британской журналисткой Деккой Айткенхед.

Беседа состоялась на Манхэттене в Нью-Йорке, недалеко от знаменитого района «Адская кухня». Там расположен один из офисов фонда семьи Клинтон. Вот как описывает начало встречи Айткенхед:

«Меня провели в помещение, оформленное в модном сейчас стиле лофт. Повсюду белый бетон и выставленные напоказ провода, кабели и прочие коммуникации. Когда-то это был большой склад, теперь его превратили в офис. На белом фоне комично выглядели агенты Секретной службы США, одетые в строгие черные костюмы. Они круглосуточно охраняют Хиллари и Челси, поскольку дамы являются ближайшими родственницами 42-го президента США Билла Клинтона. Таковы американские законы. Разговаривать нам агенты не мешали. Они заняли стратегическую позицию возле лифтов. Это было логично — попасть в офис иным путем совершенно невозможно.

Я уже встречалась прежде и с Хиллари, и с Челси. Брала интервью несколько раз у бывшей первой леди и ее единственной дочери. Но мне не приходилось беседовать с матерью и дочерью вместе. Поэтому было особенно интересно наблюдать за их поведением. Хиллари и Челси поразили меня своим сходством. И дело больше не во внешности, а в языке тела. Они принимали совершенно одинаковые позы во время разговора, их жесты, реакция, мимика — все одинаковое! Такое невозможно отрепетировать.

Сначала я почувствовала некую фальшь. Было очевидно, что для них наше интервью — одна из многочисленных встреч, связанных с публикацией книги. Они понимали, что находятся на публике, хотя нас было только трое (не считая агентов). Знали, что я наверняка буду описывать их поведение. Поэтому Хиллари и Челси всячески старались продемонстрировать мне полное единство. В этом и ощущалась та самая фальшь, которая еще больше подчеркивалась сходством матери и дочери. Однако разговор так увлек моих собеседниц, что они раскрылись, и я увидела подлинные живые отношения, тронувшие меня до глубины души. Мы стали говорить не только о книге…"

Эксклюзивное право на публикацию этого интервью «ФАКТЫ» получили от The Interview People.

Ранее «ФАКТЫ» публиковали отрывки из книги воспоминаний бывшей первой леди США Мишель Обамы «Становление», которая стала не просто бестселлером, а самой продаваемой книгой в Соединенных Штатах в 2018 году.

«Забываю вовремя отправить детей спать или принять ванну перед сном»

— Добрый день! Спасибо, что нашли для меня время.

Хиллари: — Добрый день, Декка. Это вам спасибо, что обратили внимание на нашу книгу.

Челси: — Здравствуйте, Декка, очень приятно видеть вас снова. Хочу сразу извиниться, но мне нужно будет сцедить молоко. Надеюсь, это не помешает нашей беседе. Вы, наверное, знаете, что не так давно я родила сына. Джаспер появился на свет 22 июля.

— Вы кормите грудью?

Челси: — Да, уверена, что это правильно. Малышам необходимо грудное молоко.

— Это же ваш третий ребенок?

Челси: — Да. Нашей старшей Шарлотте 26 сентября исполнилось пять лет, а 18 июня было три года нашему сыну Эйдану. Семья растет, и это здорово.

— А что думает по этому поводу бабушка?

Хиллари: — Это прекрасно!

— Признайтесь, Хиллари, на каком месте в списке ваших приоритетов находится роль бабушки? Карьера, политика, работа, общественная деятельность, бабушка?

Хиллари: — Господи, бабушка, конечно, на первом месте! (Смеется.) Это самый удивительный опыт в моей жизни. Я и представить себе не могла, насколько это ошеломляющее чувство! Ты являешься свидетелем того, как твой родной ребенок сам становится матерью. Внуки — часть твоей жизни, а ты занимаешь определенное место в их жизни. Это удивительное путешествие, которое дарит нам жизнь. И главное, что мы все вместе отправились в него.

Июнь 2016 года. У Челси Клинтон и Марка Мезвински родился второй ребенок — сын Эйдан. Вместе с зятем забирать дочь и внука из роддома приехали Билл и Хиллари. Госпожа Клинтон в это время баллотировалась на пост президента США. Фото Getty Images

— Скажите, а вам часто приходится выполнять обязанности экстренной няни?

Хиллари: — Как вы сказали? «Экстренной няни»? Мне нравится это выражение. Нужно запомнить. Думаю, эту роль я играю постоянно, правда, Челси?

Челси: — Мама — очень организованная женщина. Это одно из многих ее положительных качеств. Увы, не могу сказать этого о себе. Я совершенно не соблюдаю распорядок. Забываю об уроках чтения. Мы их сами проводим дома. Забываю вовремя отправить детей спать или принять ванну перед сном. А мама помнит об этом всегда. Думаю, это немного меня расслабило. Знаю, что она обо всем позаботится. Или напомнит мне, если находится в отъезде.

Хиллари: — Дорогая, это простительно для женщины, которая пару месяцев назад родила третьего ребенка. У кого хочешь голова пойдет кругом! А мне это только в радость.

Читайте также: Мадлен Олбрайт: «Хиллари Клинтон одержала бы победу в президентских выборах, если бы не вмешательство России»

— Смотрю, у вас полное согласие в этом вопросе. Я имею в виду воспитание детей.

Хиллари: — Не во всем, правда, Челси? (При этом Хиллари лукаво смотрит на дочь, — отмечает Декка Айткенхед.) Например, когда внуки хотят пиццу на обед и ужин, я лично не вижу ничего плохого в том, чтобы они получили пиццу и на обед, и на ужин.

Челси: — Позволь мне не согласиться с тобой, мама. Пицца — не самая полезная в мире еда. А ты часто их балуешь.

«Меган Маркл — смелая женщина»

— Похоже, я своим вопросом затронула больную тему. Простите меня ради бога. Попробую исправиться. Зацепилась за слово «балуешь». Скажите, а перед каким искушением, Челси, вы сами не можете устоять? Назовете вашу главную слабость?

Челси: Я просто помешана на телешоу «Большой турнир пекарей» (в оригинале Bake Off. — Ред.). Меня утешает, что его с таким же удовольствием смотрят еще несколько миллионов американцев. И я всего лишь одна из них. Хочу сразу пожаловаться на создателей проекта. Как можно так издеваться над зрителями?! Почему вы показываете только один выпуск в неделю? Мы с мужем готовы смотреть Bake Off каждый день. Это наше любимое семейное шоу. Откладываем в сторону все дела и прилипаем к экрану. Признаюсь, это так соблазнительно, что мы с мужем потом сами пытаемся печь все, что там показывают.

— Получается?

Челси: — Да. Очень вкусно, но, боюсь, не слишком хорошо для фигуры. Поэтому я и считаю это главной моей слабостью.

— Теперь ваша очередь, Хиллари. Что скажете?

Хиллари: — У меня много слабостей. Провести время с друзьями, посмотреть хороший фильм, желательно в кинотеатре, погулять с моими любимыми внуками. И чем дольше прогулка, тем лучше.

Читайте также: Джеймс Коми: «Трамп бездумно разрушает установившийся миропорядок»

— Простите, но вынуждена вас перебить. Все, что вы назвали, это не слабости. Мы хотим откровенности. Как насчет шоу «Остров любви»? (Love Island — популярное в Великобритании и США реалити-шоу для взрослых. — Ред.)

Хиллари: — Я не являюсь поклонницей «Острова любви». (Ответ прозвучал сухо. Только что игравшая на губах Хиллари приятная улыбка вдруг стала холодной, — пишет Декка Айткенхед.)

Челси (с явным недоумением): — А что такое «Остров любви»?

— Раз уж мы заговорили о телешоу, отмечу, что среди героинь вашей книги нет ни одной участницы популярных телепроектов. Более того, там, пожалуй, нет вообще ни одной представительницы шоу-бизнеса. Неужели среди них вы не нашли смелых женщин? Что вы скажете о Меган Маркл? Она смелая?

Хиллари и Челси хором: — Меган — смелая женщина!

Хиллари: — Скажу вам, Декка, я являюсь большой поклонницей Меган. Мне кажется, СМИ, особенно британские, относятся к ней несправедливо, скорее даже предвзято. Боюсь, это связано с тем, что она является представительницей двух рас. И это стыдно для СМИ.

— Значит, вы поддерживаете действия герцога и герцогини Сассекских? Я говорю сейчас об иске, который они подали в суд против Mail On Sunday за то, что газета опубликовала скандальное письмо Меган своему отцу?

Хиллари: — Американские и британские законы сильно отличаются друг от друга. И все же, мне кажется, что Меган в данном случае права.

Челси: — А я в этом уверена. Видимо, многим не нравится, что у Меган есть голос и она не боится громко говорить то, что думает. Она вышла замуж за принца Гарри, будучи вполне самостоятельной женщиной, сформировавшейся личностью. Меган сделала неплохую карьеру как актриса. У нее есть собственное мнение. И она хочет его открыто выражать. Что в этом плохого? А еще она хочет, чтобы к ней относились с уважением. То, что делают СМИ с Меган после ее замужества, — чистой воды буллинг. Я не знаю ее лично, но мне нравится то, как она себя ведет. Она защищает себя, своего сына, мужа от постоянных нападок, язвительной критики. И при этом продолжает делать то, к чему чувствует призвание. Занимается общественной деятельностью, пишет статьи.

— Все это хорошо, но у нас в Британии многие считают, что иск по поводу публикации письма — ошибка. И за нее придется платить, даже если герцогиня выиграет эту тяжбу.

Челси: Декка, позвольте с вами не согласиться. Меган сделала так, потому что считает это правильным. Так и нужно поступать в жизни — делать то, что считаешь правильным. (Именно в этот момент нашей беседы я обратила внимание на одну интересную деталь. Хиллари и Челси ни разу не перебили друг друга. Каждая из них терпеливо ждала, когда другая закончит свою мысль. При этом Челси любит очень длинные сложные предложения. Она использует пять слов там, где вполне достаточно одного. Хиллари эта манера дочери немного раздражает, но она старается не подавать вида. Бывшая первая леди, напротив, говорит короткими фразами. Порой даже разбивает предложение на отдельные слова. Кажется, что Хиллари после каждого слова хочет поставить точку, — пишет Декка Айткенхед.)

«Мне хотелось оказаться как можно дальше от родителей»

— Я вижу, вы принимаете эту проблему близко к сердцу…

Челси: А как же иначе? Мое детство прошло в Белом доме. Понимаете? Вся наша семья постоянно находилась на виду. Каждый шаг, каждое слово, каждый взгляд. Мне было 12 лет, и я не понимала, почему все эти старые дядьки цепляются ко мне, указывают, как жить, что я должна делать. Мне казалось, что я уже достаточно взрослая, чтобы иметь право на самостоятельные поступки и решения. Самое страшное то, что практически ничего не изменилось после истечения второго президентского срока моего отца. Клинтоны остались для СМИ большим раздражителем. Всем почему-то хотелось знать, с кем я встречаюсь, как учусь, где собираюсь работать. Поверьте, все это оказывает огромное, чаще негативное, влияние на вашу жизнь. У меня были серьезные проблемы с нервами из-за этого.

Когда Билл Клинтон стал президентом США, Челси было 12 лет. Фото сделано в Белом доме в 1993 году

— Вы вините в этом родителей?

Челси: — Нет. Точнее, давно уже не виню. Но был период, когда я это делала. И тогда мне хотелось оказаться как можно дальше от них. Клялась себе, что ни за что не стану заниматься тем же, что они. Я училась в Стэнфорде и Оксфорде. Работала потом консультантом по менеджменту, аналитиком в хедж-фонде. Но шло время, и я чувствовала, что это не мое. Обида прошла. И вот теперь я работаю в фонде, основанном моими родителями. Наконец успокоилась, нашла себя. И наслаждаюсь жизнью.

— Скажите, какой из своих поступков вы считаете самым смелым?

Челси: — В детстве у меня не было особой возможности проявлять смелость. Прости, мама, но ты слишком оберегала меня. И так продолжалось до тех пор, пока отец не стал президентом. Когда мы переехали в Белый дом, я оказалась совершенно не готова к тому вниманию, которое все вокруг стали проявлять ко мне. Именно тогда я поняла, что должна быть смелой, даже дерзкой, чтобы выжить. Поэтому самым смелым поступком считаю мое решение учиться в Европе, подальше от дома.

— Хиллари, а вы что скажете? Ваш самый смелый поступок?

Хиллари: — Думаю, мое решение сохранить брак. Я приняла его в самый разгар скандала с Моникой Левински. (Челси после этих слов кладет руку на колено матери, — пишет Декка Айткенхед.)

Декабрь 1998 года. Скандал из-за Моники Левински в самом разгаре, а Клинтоны изображают из себя дружную семью. Фото Getty Images

— Челси, вас удивил ответ матери?

Челси: — Нет, но я поражена ее смелостью. И горжусь тем, что я ее дочь. Безусловно, эта история — самое тяжелое, болезненное время для нашей семьи. И мы не обсуждаем его публично. А вот приватно говорили и продолжаем говорить об этом с мамой часто. Поэтому я просто не ожидала, что она сейчас затронет эту тему. Мы можем переключиться на что-нибудь другое?

«Как может врач лечить кого-то, если не признает сексуальную сущность пациента?»

— Хорошо. Одна из героинь вашей книги — Даника Роем. Она стала первой женщиной-трансгендером в истории США, занявшей высокий пост. Мне интересно, как вы относитесь к проблеме самоидентификации? Возможно, покажусь грубой, но все же поставлю вопрос так: может ли кто-то с бородой и пенисом стать настоящей женщиной?

Челси: — Да! И еще раз да!

Хиллари: — Э-э-э. Я не готова ответить столь категорично. Простите, я еще только разбираюсь в этой проблеме и своем отношении к ней. Это дискуссия поколений. Я, как и другие представители моего поколения, выросла на других примерах. Мы о таком не говорили. Думаю, должно пройти еще много времени, прежде чем мы согласимся с мнением Челси.

Читайте также: Без Facebook и Google ни у сторонников Brexit, ни у Трампа не было бы шансов на победу, — Роджер Макнами

— Многие феминистки в Британии сегодня спорят о том, можно ли называть лесбиянок, которые отказываются спать с любым, у кого есть пенис, трансфобами? Понимаете, о чем я говорю? Мужчина сменил пол и стал женщиной, но лесбиянка отказывается иметь с ним отношения. Обратный пример. У лесбиянок были отношения. Одна из них сменила пол и стала мужчиной. Ее партнерша разрывает отношения из-за этого. Это не теоретические рассуждения, а примеры из современной жизни. Что скажете?

Хиллари: — Конечно, это проявления трансфобии. Я правильно выразилась? (Челси смотрит на меня с возмущением. Она даже закусила нижнюю губу. Отвечать явно не желает, — пишет Декка Айткенхед.)

— Челси, вижу, вы недовольны моим вопросом.

Челси: — Простите, Декка, но я плохая актриса, не умею скрывать эмоции.

— Но я же не пытаюсь вас спровоцировать. Мне действительно интересно, что вы и Хиллари думаете о самых острых проблемах, обсуждаемых сегодня в западном обществе. А вопросы сексуальной самоидентификации — одна из таких проблем. Взять хотя бы решения властей о введении так называемого третьего пола. Или разрешении индивидууму самому определять свой пол в анкетах или медицинских карточках вне зависимости от первичных половых признаков. Вы осуждаете такое решение?

Хиллари: — Несомненно. Биологию еще никто не отменял.

Челси: — А я приветствую это решение. Как может врач лечить кого-то, если он не признает сексуальную сущность пациента? Я также поддерживаю идею, которую сейчас пропагандируют многие школы. Детям разрешают самим выбирать, за какую команду они будут играть — за мальчиков или за девочек. Считаю, задача родителей и педагогов состоит в подсказках, а не в жестком направлении ребенка на пути самопознания.

«Мне бы очень хотелось, чтобы моя дочь хоть немного дольше спала»

— Ого! У нас возникла острая дискуссия. Я убедилась, что у матери и дочери противоположные взгляды на многие вещи. И мне это нравится. Хиллари, признайтесь, что бы вы хотели изменить в Челси?

Хиллари: — Зависит от того, какой у нас день. Список может быть очень коротким и, наоборот — длиннющим. (Смеется.) А если серьезно, мне бы очень хотелось, чтобы моя дочь хоть немного дольше спала.

Челси: Я удивлена, мама. Была уверена, что ты сейчас скажешь о моем перфекционизме. Последние 25 лет мама всячески борется с этим моим качеством.

— А чтобы вы хотели изменить в вашей матери?

Челси: — Мне бы хотелось, чтобы мама не боялась употреблять слово «процессор». Или Google Docs. Хотя бы одно из них! (Смеется.) Я не только перфекционист, но еще и агностик.

Хиллари и Челси Клинтон уже месяц колесят по Америке, рекламируя «Книгу о смелых женщинах»

— Скажите, вы живете вместе?

Хиллари: — С чего вы взяли? Конечно, я иногда ночую у Челси, когда оказываюсь в Нью-Йорке. У нее с мужем большая квартира на Манхэттене. Кстати, недалеко отсюда. И Марк, мой зять, хорошо ко мне относится. Опять же прелестные внуки. Но у меня есть свой дом. И он мне нравится. А еще есть дом в Литл-Роке. Это в Арканзасе, там, где начиналась политическая карьера мужа. И квартира в Вашингтоне, где я часто бываю как политик. Вот так и кручусь между Нью-Йорком, Вашингтоном и Литл-Роком.

— Ваши внуки знают, кем был их дедушка? И кто бабушка?

Хиллари: — В очень легкой форме знает только Шарлотта. Все-таки ей уже пять лет. И она читает книжки, в которых упоминаются имена американских президентов.

Челси: — Твое имя, мама, последние годы чаще звучит в новостях и книгах, чем имя отца. Шарлотта знает, что ее любимая бабушка посвятила всю жизнь служению обществу.

«В Нью-Йорке самый удобный вид транспорта — подземка. Ею и предпочитаю пользоваться»

— Скажите, Челси, а как вам живется в самом центре Нью-Йорка? Квартиры на Манхэттене недешевы.

Челси: Все хорошо, Декка. Мы с мужем умеем не сорить деньгами. Считаю, что в Нью-Йорке самый удобный вид транспорта — подземка. Ею и предпочитаю пользоваться. А продукты мы покупаем в магазинчике рядом с домом. Супермаркеты нагоняют на меня ужас. Там скупаешь все подряд, в том числе то, что тебе совершенно не нужно. А хозяева нашего магазина постоянным клиентам дают хорошую скидку. И никогда не подсунут плохие продукты. Когда у тебя маленькие дети, это очень важно.

— Кстати, о детях и их здоровье. Как вы относитесь к проблеме прививок? Я хочу спросить, вы поддерживаете решение ряда школ не допускать к занятиям непривитых учеников?

Хиллари: — Всецело и полностью поддерживаю.

Челси: — Считаю такое решение жестоким и преступным. И готова спорить с вами на эту тему до первых петухов.

Читайте также: Человечеству грозит серьезная опасность, о которой многие не подозревают, — Билл Гейтс

— Похоже, я опять затронула больной вопрос. Попробую найти тему, где ваши мнения совпадают, а то у наших читателей создастся впечатление, что Хиллари и Челси Клинтон только и делают, что ругаются. Одна из героинь вашей книги — Грета Тунберг. После ее памятного выступления перед членами Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре многие комментаторы выразили беспокойство относительно психического здоровья этой девочки. Вы беспокоитесь за Грету?

Челси: — Не боюсь за Грету в этом смысле. Она сильный человек. У нее есть четкая цель. И я убедилась, что она умеет радоваться жизни. Но я боюсь за ее безопасность. Точно так же боюсь за безопасность моей мамы. К сожалению, вокруг очень много обозленных людей, и они представляют собой опасность.

— А об отце вы тоже беспокоитесь?

Челси: — О нем меньше. Думаю, мама в большей опасности, чем он.

Хиллари: — Что касается меня, то я беспокоюсь о Челси постоянно. И о ее детях. И ничего не могу с собой поделать. Раньше беспокоилась, потому что она была маленькой. Потом, потому что Билл стал президентом, и это не могло не повлиять на жизнь всей нашей семьи. Жизнь показала, что мои опасения были не напрасны. Правда, проявилось все иначе, чем я могла себе предположить.

«Трамп смотрит на Россию, и ему нравится, как там все устроено»

— А сейчас чего вы боитесь?

Хиллари: А сейчас боюсь за дочь и внуков, потому что в нашей стране к власти пришел человек, который умышленно расколол общество. Дональд Трамп — мастер манипуляции. Напугайте народ — и вам легче будет управлять им. Именно этим он и занимается уже почти три года. И это работает! Америка движется по пути к авторитаризму. Удивляться не приходится. Трамп смотрит на Россию, и ему нравится, как там все устроено. Вы же не станете спорить, что в России установился авторитарный режим? И установил его Владимир Путин, человек, которым Трамп восхищается.

— А что можете сказать про нас, про Британию?

Хиллари: — Ваш премьер-министр очень похож на Трампа. Я познакомилась с Борисом Джонсоном, когда он занимал пост мэра Лондона. Сразу обратила внимание на его гипертрофированную амбициозность. И Джонсон, и Трамп относятся к той категории политиков, которые готовы создать хаос, лишь бы удержать власть в своих руках. Ваш Brexit и есть хаос, но Джонсон упорно продолжает отстаивать эту идею.

— Как здорово, что вы затронули эту тему! Буквально сегодня в The New York Times вышла редакционная колонка под заголовком: «А покинет ли Трамп Белый дом вообще?» Ее автор предполагает, что в 2020 году в США может произойти путч. Идея такова: Трамп проигрывает в ноябре президентские выборы, но добивается от Сената, где у республиканцев большинство, либо разрешения вооружить своих сторонников и позволить им отстаивать Белый дом, либо просто ввести военное положение в стране. Как по вашему, такой сценарий возможен?

Хиллари: — Безусловно. Это один из вариантов. Ведь это Трамп, а не я, или кто-то еще из демократов, вчера написал в Twitter: «Гражданская война возможна». Чего еще ждать от такого лидера?

Челси: О политике мама может говорить еще дольше, чем я о прививках в школе. Простите, Декка, но пришло время заканчивать. Мне еще нужно успеть на одну встречу, а потом мчаться домой и кормить Джаспера. А мама может опоздать на поезд в Вашингтон…

Ранее «ФАКТЫ» сообщали о том, что Хиллари Клинтон отказалась от участия в президентских выборах 2020 года. Несмотря на занятость, известный политик находит время и для отдыха: госпожа Клинтон побывала на свадьбе детей известных индийских миллиардеров и даже сплясала там с Джоном Керри.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Decca Aitkenhead/The Sunday Times/The Interview People)