История современности

В старину киевским чиновникам, помимо жалования, платили «квартирные», «разъездные» и «на представительство»

8:02 — 3 февраля 2020 eye 1976
Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, специально для «ФАКТОВ»

Во времена Российской империи оклады государственных чиновников и доплаты к ним не составляли секрета и никогда не исчислялись непомерными суммами. Однако доходы должностных лиц от собственного имущества и капиталов оставались частным делом.

Читайте также: Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена

Размеры должностных окладов отвечали рангу чиновника согласно Табели о рангах

Много шуму в нынешнее время наделала публикация сведений о зарплатах и премиях, которые щедро начисляют сами себе руководители министерств, государственных предприятий и другие высшие чиновники. В отечественной истории трудно найти подобные примеры. Так, во времена Российской империи мощный бюрократический аппарат подчинялся достаточно строгим правилам и ограничениям, в том числе и по части заработной платы (тогда, впрочем, в ходу было слово «жалованье»).

Прежде всего, размеры должностных окладов должны были отвечать рангу чиновника, занимавшего должность. Введенная еще при Петре I Табель о рангах делила чиновников на 14 классов. Каждому из классов — от коллежского регистратора (14-й класс) до канцлера (1-й класс) — соответствовал свой круг должностей и своя вилка окладов. Поскольку достижение более высокого ранга напрямую зависело от выслуги лет, считалось нормой, что на лучшее жалованье претендуют более опытные и заслуженные работники. Для многих должностей существовали еще специальные доплаты. Вводились, например, «квартирные» суммы для найма достойного жилья (либо предоставлялась казенная бесплатная квартира), «столовые» — для покрытия расходов на питание, «разъездные» — в случае необходимости часто пользоваться транспортом, «на представительство» — если чиновник жил в крупном городе и должен был по роду службы участвовать в светской жизни. Размер этих доплат находился в разумном соответствии с основной ставкой.

Табель о рангах, введенная в XVIII веке, делила чиновников на 14 классов

С другой стороны, за особые заслуги чиновник мог быть премирован. Но по-особому. Существовало поощрение, именуемое «арендой». Это значило, что данному руководителю передается в бесплатную аренду толика казенной недвижимости, приносящая постоянный фиксированный доход. Аренду назначали на определенный период времени, потом ее могли повысить, продлить или отменить. Такие пожалования не составляли секрета.

Читайте также: Накануне Нового года 100 лет назад в Киеве остановились трамваи и начались перебои с электричеством

Скажем, в официально изданном «Списке генералов по старшинству» на 1900 год фигурировал заслуженный военачальник Михаил Драгомиров, генерал от инфантерии (чин 2-го класса), Киевский, Подольский и Волынский генерал-губернатор, одновременно командующий войсками Киевского военного округа. 70-летнему генералу платили 24 тысячи рублей по должности генерал-губернатора и 10 тысяч содержания от военного министерства, вдобавок пенсию 2520 рублей как бывшему начальнику Академии генерального штаба, особую плату 200 рублей как кавалеру ордена Святого Георгия 3-й степени, а сверх этого он пользовался арендой в размере 3 тысяч в год. Итого выходило около 40 тысяч в год, что примерно в сто раз превышало доход скромного рабочего и раз в двадцать — содержание чиновника среднего звена. Но такие примеры были единичными. В том же году командующий войсками Одесского военного округа генерал от кавалерии граф Александр Мусин-Пушкин получал годовое содержание в 10 тысяч плюс 4 тысячи «на представительство» — суммарно «всего лишь» 14 тысяч.

О размерах жалованья для высших государственных учреждений можно судить по тому, что выбранным членам Государственной думы полагалась ставка 4200 рублей в год. А члены Правительствующего сената, назначавшиеся лично императором, получали по 10 тысяч.

Надо, впрочем, отметить, что в официальных справочниках не содержались сведения о частных доходах. Среди высоких чиновников было много богачей, владевших доходными имениями, домами, капиталами, акциями предприятий. Факт владения недвижимостью мог быть отражен в формулярном списке данного лица, но суммы его приватных прибылей там не фигурировали — только казенное жалованье.

После принятия в 1912 году закона о повышении «фонда зарплаты» гимназий учителя могли уже пристойно жить

Новые власти недавно уверяли, что зарплата учителей в Украине будет поднята до 4 тысяч долларов в месяц (сейчас такая цифра, можно сказать, соответствует действительности, только в гривнях). А как обстояли с этим дела в прежние времена?

В конце XIX — начале ХХ века для преподавателей гимназий имелись четыре стандартные ставки от 750 до 1500 рублей в год — при расчете занятости 12 уроков в неделю. Начинающего педагога зачисляли на самую низкую из них, и только отработав в одном учебном заведении пять лет, он переводился в следующую категорию. Полторы тысячи в год получали те преподаватели, которые беспорочно отработали в гимназиях не менее двадцати лет. Но в ту пору даже такая сумма едва покрывала необходимые расходы обремененного семьей педагога. Впрочем, положение существенно облегчали прибавки: за классное наставничество (в одном или двух классах) и за дополнительные уроки. Это нередко поднимало учительский заработок до двух, а то и до трех тысяч. На них уже можно было пристойно жить.

Читайте также: В старину студентам киевских вузов запрещали вступать в брак, а женатых туда не принимали

Но в мае 1912 года был издан закон «Об улучшении материального положения служащих в средних общеобразовательных мужских учебных заведениях». Он раза в полтора повысил «фонд зарплаты» гимназий, что позволило ощутимо поднять прибавки за дополнительные уроки.

В женских же учебных заведениях, как правило, и программы были проще, и зарплаты ниже. Базовая ставка учительницы долгое время составляла всего лишь 300 рублей в год — но за шесть уроков в неделю. Те преподавательницы, которым позволяло семейное положение, этим и довольствовались, а другие набирали побольше часов. К примеру, в Киевской министерской женской гимназии сразу несколько учительниц еженедельно проводили по 18 уроков и, соответственно, получали 900 рублей.

Наемный управляющий крупной фирмы получал такие суммы, о которых не мечтали министры и сенаторы

Параллельно с государственными учреждениями в царской России действовали и коммерческие структуры, которые могли располагать солидными средствами и немалым штатом сотрудников. Речь идет прежде всего о приватных фирмах и акционерных обществах. В тогдашних АО, как правило, оплату труда наемных управителей определяли решения собраний акционеров. И если топ-менеджер крупной фирмы делом доказывал свою высокую квалификацию и полезность, то мог получать такие суммы, о которых не мечтали министры и сенаторы.

Читайте также: «Небоскребы» старого Киева: почему в 1912-м городские власти запретили строить высотные здания

Характерным примером преуспевающего руководителя стал Сергей Витте, один из виднейших деятелей отечественной экономики конца XIX — начала ХХ века. В течение 1880—1889 годов он работал в Киеве, занимая должности начальника эксплуатации, а затем управляющего Юго-Западными железными дорогами. Эти дороги в то время были собственностью акционерного общества, и руководство АО было обеспокоено низкими доходами предприятия, соответственно, и низкими дивидендами. Но с назначением Витте дела пошли на лад. Сам он не был профессиональным путейцем, но хорошо понимал экономические процессы, досконально изучил дорожное хозяйство, к тому же умел выбирать способных сотрудников. И если к моменту назначения Витте дорога приносила от силы полмиллиона в год, то к 1889 году прибыль от нее достигла 13 миллионов рублей. Понятно, что за такие заслуги управляющий отнюдь не был обделен жалованьем.

Памятный знак в честь Сергея Витте на улице Лысенко, 6, в Киеве

Но вот деловыми качествами Сергея Витте заинтересовались в Петербурге. Он получил от министра финансов Ивана Вышнеградского предложение стать руководителем созданного при министерстве департамента железнодорожных дел. В своих мемуарах Сергей Юльевич отмечал: «Конечно, я отказался и написал Вышнеградскому, что я совсем не намерен переменить свою частную независимую службу на службу директора департамента. На это я получил от Вышнеградского письмо, в котором он мне говорил, что отказаться от этого места мне невозможно, так как этого желает император Александр III». Против такого аргумента трудно было возразить. По воспоминаниям Витте, суть его ответа Вышнеградскому состояла в следующем: «Вы, пожалуйста, доложите государю: если государь прикажет, я, конечно, это сделаю, но чтобы он имел в виду, что я никаких средств не имею. Жалованье директора департамента 8—10 тысяч, а я в настоящее время получаю более 50 тысяч. Конечно, я совсем не претендую на такое содержание, так как понимаю, что на казенной службе никто столько не получает. Если бы я был еще один, но у меня молодая жена, а поэтому я не хочу переезжать в Петербург и потом нуждаться, а хочу, чтобы мне, по крайней мере, дали такое содержание, на которое я бы мог безбедно жить».

Александр III учел пожелание топ-менеджера. Поначалу Сергей Юльевич получил лишь 8 тысяч рублей в год на директорской должности, однако царь приплачивал ему еще столько же из своих личных средств. А потом карьера Витте пошла круто в гору, он был назначен министром путей сообщения, затем министром финансов. Помимо увеличенного жалованья, это дало ему немалую власть и возможность осуществлять проекты и реформы в огромных масштабах.

Вслед за предпринимателями и миллионерами городским головой стал профессор Киевской духовной академии

Киевская общественность не обходила своим вниманием доходы «отцов города». Служащим Городской управы — исполнительного органа Городской думы — полагалось жалованье из муниципального бюджета. Так, городской голова в 1880—1890 годах получал примерно 6 тысяч рублей в год, члены управы — по 2 тысячи.

Одно время мэрами Киева состояли крупные предприниматели, миллионеры, такие как Густав Эйсман и Иван Толли. Должностная ставка была для них лишь скромной прибавкой к основным доходам. Но вот в 1887 году городским головой стал Степан Сольский, профессор Киевской духовной академии. У него совсем не было «левых» прибылей, поэтому Сольскому назначили к годовому жалованью в размере 6200 рублей добавочную тысячу. Мэр, однако, распорядился отдавать эту прибавку секретарю Городской думы Николаю Демочани, чье жалованье в 2 тысячи рублей не соответствовало громадному объему рутинной работы, которую тот выполнял.

Степан Сольский вошел в историю Киева как один из самых полезных и любимых мэров. Он неизменно переизбирался на должность головы вплоть до смерти в 1900 году

Некоторые гласные (депутаты) из сочувствия к Сольскому поставили на обсуждение в Городской думе вопрос о более высокой оплате труда городского головы. Но нашлись недоброжелатели, публично высказывавшиеся в том смысле, что мэр своей работой якобы не заслужил прибавки. Как вспоминал потом киевский мемуарист Сергей Ярон, «настроение это заметил господин Сольский и попросил вопроса по отношению к нему не баллотировать и никогда более не возбуждать до окончания им срока службы».

Осталось добавить, что Степан Михайлович Сольский вошел в историю Киева как один из самых полезных и любимых мэров, способствовал решению многих важных вопросов городской жизни и неизменно переизбирался на должность головы вплоть до смерти в 1900 году.

P. S. В 1900 году за 100 рублей можно было купить хорошую лошадь, за 2 тысячи рублей — автомобиль, за 15 рублей — пальто, а за 5 — яловые сапоги. Трехлитровая бутыль водки двойной очистки продавалась за 60 копеек, килограмм кофе — за 2 рубля, а парная курица — за 80 копеек.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, сколько в начале ХХ века стоила земля в центре Киева и каким был годовой оклад рабочего.