Мир

Владимир путин: «модель однополярного мира, когда сша диктуют другим странам, что делать и как жить, не имеет ничего общего с демократией»

0:00 — 13 февраля 2007 eye 349
Наталия ТЕРЕХ «ФАКТЫ»

Выступление президента России в Мюнхене вызвало недовольство Запада

Суббота, 10 февраля 2007 года, может войти в историю как поворотная точка в международной политике, считают западные эксперты. В субботу президент России Владимир Путин выступил в Мюнхене на международной конференции по проблемам безопасности. В ней принимали участие делегации из более чем 40 стран мира, в том числе Украины. Темой форума была заявлена проблема «Глобальные кризисы — глобальная ответственность».

Свою речь Путин начал с предупреждения о том, что его слова, лишенные «округлых, приятных, но пустых дипломатических штампов», могут многим не понравиться. И оказался прав. Уже в воскресенье на мюнхенское выступление российского президента последовала резкая реакция из Вашингтона, Берлина, Брюсселя.

Владимир Путин обвинил США в навязывании своих правовых и политических норм другим странам и подчеркнул, что такая политика несет опасность для всех. Он привел слова президента США Франклина Рузвельта: «Где бы ни был нарушен мир, мир повсюду оказывается в опасности и под угрозой».

Российский президент заявил, что в годы холодной войны всеобщая безопасность в мире зависела от равновесия сил двух сверхдержав — США и СССР. После распада Советского Союза Америка стала усиленно навязывать модель однополярного мира — мира, в котором одно государство диктует остальным, что нужно делать и как нужно жить. По мнению Путина, такая модель «не имеет ничего общего с демократией, она не только неприемлема, но и невозможна».

Путин обратил внимание участников форума на то, что число локальных и региональных конфликтов за последние годы только увеличилось. Эти конфликты несут смерть сотням мирных граждан. «А мы наблюдаем почти ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы в международных делах… Становится невозможным политическое решение… Чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере. Ну кому это понравится?» — сказал российский президент.

Он подверг критике намерение США и НАТО разместить в бывших соцстранах системы противоракетной обороны. Путин обратил внимание, что Пентагон объясняет это необходимостью защитить Европу от ракетного удара со стороны так называемых проблемных стран. «Ракетного оружия, реально угрожающего Европе, с дальностью действия порядка 5-8 тысяч километров нет ни у одной из этих стран. И в обозримом будущем… не появится. А гипотетический пуск, например, северокорейской ракеты по территории США через Западную Европу явно противоречит законам баллистики. Как говорят у нас в России, это все равно что правой рукой дотягиваться до левого уха… » — подчеркнул Путин. И заявил, что размещение ПРО у границ с Россией неизбежно приведет к новому витку гонки вооружений. А это вряд ли понравится в первую очередь европейцам.

Путин также затронул в своем выступлении иранскую проблему, вопросы перераспределения сил в мировой экономике, где ведущее место постепенно переходит от Запада к Востоку, что неизбежно приведет к смещению в том же направлении политического влияния, подверг резкой критике деятельность ОБСЕ, пообещал заблокировать любое решение по проблеме Косово, если в нем не будут учтены интересы всех задействованных в конфликте сторон.

Западные политологи считают, что речь российского президента означает следующее: Москва продемонстрировала свою готовность вести более активную внешнюю политику. Как сообщает британская телерадиокомпания Би-би-си, западные лидеры слушали Путина с довольно мрачными лицами. В своих комментариях эксперты из США и Германии употребили выражение «новая холодная война». Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил, что «не скрывает своего разочарования». Пресс-служба Белого дома в Вашингтоне выразила «удивление и разочарование». Канцлер Германии Ангела Меркель сказала, что не понимает, как Путин не видит, «какую угрозу представляет иранская ядерная программа».