История современности

Сто лет назад в Киеве от холеры умирал каждый третий заболевший: как в старину боролись с эпидемиями

14:58 — 26 марта 2020 eye 2233
Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, специально для «ФАКТОВ»

На протяжении многовековой истории Киев уже много раз сталкивался с опасной заразой. В начале прошлого века наиболее актуальной угрозой была эпидемия холеры. Меры, предложенные для борьбы с ней, встретили среди киевлян разноречивое отношение, причем ареной ожесточенных дискуссий стала Городская дума.

Читайте также: Сто лет назад в Киеве произошла одна из самых трагических катастроф в истории города

«Лучшего города не найти» — так шутили о распространении заразы в Киеве

Как известно, главным источником распространения холерных вибрионов служат человеческие выделения. Поэтому опасность эпидемии для конкретного населенного региона определялась его общим санитарным состоянием и, в частности, степенью развития канализации. В этом смысле к 1907 году, когда в Российской империи была отмечена первая в ХХ столетии значительная вспышка холеры, Киев представлял собой безусловную зону риска.

Нельзя сказать, что в городе вовсе не было канализации. Централизованная канализационная система появилась тут еще в 1894 году. Подземные коллекторы отводили все нечистоты на так называемые поля орошения для естественной фильтрации и биологической очистки. Понятно, что эти поля располагались вдали от городской застройки (теперь, впрочем, примерно на их месте находится Минский жилмассив). Но киевская канализация довольно быстро оказалась перегруженной, поскольку на рубеже XIX—XX вв.еков Киев бурно рос и застраивался. Расчетные показатели сетей не поспевали за реалиями. Соответственно, переполнялись поля орошения, и дошло до того, что нечистоты начали просачиваться в Днепр. Тут-то и проявилась стратегическая ошибка строителей канализации: место для полей было выбрано на северной окраине Киева, так что река загрязнилась выше города по течению. А ведь именно из Днепра поступала основная масса воды в городской водопровод.

Здание Городской думы на Крещатике. С открытки начала ХХ в.

С другой стороны, канализационная сеть охватывала далеко не все кварталы и усадьбы Киева. По многим улицам, как встарь, передвигались ассенизационные обозы, оставляя пахучие следы. Не отличались опрятностью киевские рынки, трактиры, пристани, у которых скоплялся нищий и бесприютный люд. Особая ситуация складывалась в городе из-за наплыва паломников, стекавшихся к киевским святыням со всех концов необъятной империи.

Читайте также: «Небоскребы» старого Киева: почему в 1912-м городские власти запретили строить высотные здания

В Киеве имелась муниципальная санитарная служба, с 1896 года в Протасовом яру действовал Бактериологический институт, созданный на средства меценатов. Но их возможности были ограничены, и начало холерной эпидемии в сентябре 1907-го застало город врасплох. Городская санитарная комиссия распространяла призывы к населению соблюдать правила гигиены и пить только кипяченую воду, тем временем приходилось набирать новых санитарных врачей, выкраивать место для дополнительных инфекционных коек. Бактериологический институт предлагал всем желающим бесплатную прививку от холеры (правда, вакцина давала только временный иммунитет)… Несмотря на все лихорадочные меры, до конца года было зафиксировано 1091 заболевание холерой, при 389 смертных случаях. Это бедствие засвидетельствовало, что Киев плохо подготовлен к опасным эпидемиям. В мае 1908 года газета «Киевская мысль» поместила карикатуру — воображаемый диалог между тифом и холерой: «Начинай с Киева. Лучшего города не найти».

Карикатура на тему эпидемий в Киеве. 1908 г

Днепровская вода оказалась под запретом

Городские власти довольно быстро взялись за исправление ситуации. Была начата реконструкция канализационной сети с переброской большинства стоков на новые очистные сооружения в районе нижнего течения реки Лыбедь. Перед акционерным обществом, содержавшим в Киеве водопровод, поставили задачу максимально расширить добычу артезианской воды, свободной от губительной заразы.

Но, несмотря на все усилия, холера оказалась проворнее. Летом 1908 года появились новые случаи заболеваний, а избежать риска попадания в реку холерных вибрионов не удавалось. И тогда было принято решение вообще исключить доступ днепровской воды в водопровод. Соответствующие приемники («сосуны») были перекрыты и опечатаны. Единственным источником городского водоснабжения стали артезианские скважины.

Артезианское бурение в Киеве. Фото начала ХХ в.

Такое решение оказалось, мягко говоря, непопулярным. Ведь суммарный ресурс имевшихся к тому моменту скважин не покрывал потребностей горожан. Количество воды в водопроводной сети оказалось на первых порах настолько недостаточным, что у многих потребителей не работали домашние краны по целым суткам и более, в лучшем случае вода появлялась на короткое время, чтобы снова исчезнуть. Среди летней жары пришлось резко ограничить поливку улиц, и горожане страдали от пыли. Однажды пресса сообщила даже «о прекращении притока воды к зданию Городской думы, благодаря чему в здании появилась из клозетов страшная вонь».

Читайте также: Центральное отопление в Киеве появилось в 1937 году: как обогревали дома до этого

Вследствие «водяного голода» заговорили о том, чтобы для отдельных частей Киева временно возобновить пользование днепровской водой. Но представительное совещание, проведенное генерал-губернатором Владимиром Сухомлиновым, постановило: следует примириться с временными неудобствами ради неукоснительной борьбы с эпидемией. Дабы обеспечить жителей хотя бы питьем, в разных местах Киева установили временные чаны и бочки, снабжавшиеся кипяченой водой. Тем временем водопроводное общество буквально день и ночь вело бурение новых скважин, и вскоре поступление артезианской воды в городскую сеть удалось существенно расширить.

Денег на противодействие холере не жалели

Муниципальные мероприятия по защите от холеры не ограничились оздоровлением водопровода. При полицейских участках (аналог нынешних административных районов) были созданы пункты круглосуточного дежурства врачей с санитарными каретами для оказания экстренной помощи. Постоянное наблюдение за приезжими велось на железнодорожном вокзале и на пароходных пристанях. Специальные городские служащие занимались поддержанием чистоты на базарных площадях, дезинфекцией общественных уборных.

Городская касса понесла и более значительные затраты. На территории Александровской больницы (невдалеке от того места, где действует нынешнее инфекционное отделение) были выстроены три легких барака специально для больных холерой, каждый на 30−40 коек. А на улице Ново-Павловской (теперь ул. Владимира Винниченко) появилась новая санитарная станция с лабораторией, в ту пору признанная лучшей в Российской империи.

«Холерные» корпуса в Александровской больнице. Фото 1910 г.

Надо отметить, что в зале Городской думы на Крещатике эти действия не встретили единодушной поддержки. Тогдашний состав гласных (депутатов) думы сформировался после выборов 1906 года под влиянием недавних революционных событий. Либеральное большинство этой, так называемой освободительной, думы оказалось довольно деятельным, хотя справедливости ради приходится отметить, что пополнение городского бюджета на разные насущные потребности в те годы производилось за счет долгосрочных займов… А консервативное меньшинство, напротив, считало политику своих оппонентов разорительной и противилось любым незапланированным тратам. Когда эпидемия 1908 года только назревала, консерваторы заявляли, что предложенные либералами меры обойдутся городу несоизмеримо дорого и что их инициаторами движут корыстные интересы. Думская оппозиция не одобряла и переход на артезианское водоснабжение. Бывший гласный, отъявленный консерватор Филипп Ясногурский заявлял всем и каждому, что регулярно пьет днепровскую воду и ничего ему от этого не делается.

Чтобы преодолеть сопротивление агрессивных крикунов, городской голова Ипполит Дьяков и заведующий санитарным отделом Федор Бурчак заручились поддержкой генерал-губернатора. По его представлению в конце августа 1908 года Киев был официально объявлен «неблагополучным по холере». После этого Городская дума должна была выполнять требования специально созданной санитарно-исполнительной комиссии, и дальнейшему усилению мер против эпидемии уже никто не мешал. Результаты сказались сразу: по сравнению с предыдущим годом число умерших от холеры в Киеве уменьшилось в 8 раз! Эффективность предпринятых усилий наглядно проявилась и в 1910 году, когда был отмечен пик пандемии холеры на территории Российской империи. Если в 1907-м на Киев пришлось свыше 8% заболевших холерой в целом по стране и свыше 6% скончавшихся, то в 1910-м — соответственно лишь 0,5% и 0,4%. Заметно снизилась заболеваемость тифом, дифтеритом и другими подобными недугами. Таким образом в течение определенного времени санитарное состояние города уже не давало повода к ехидным карикатурам.

За одну дохлую крысу в Киеве давали три копейки

Серьезную опасность в начале ХХ века представляли и чумные эпидемии, хотя до Киева они тогда, по счастью, не докатывались. Но вот осенью 1901 года стало известно о появлении в Одессе больных чумой и о том, что в Одесском порту обнаружены зачумленные крысы.

Эти сообщения побудили власти Киева принять «превентивные меры». Городская управа объявила, что всем желающим принять участие в истреблении крыс будут выплачивать по три копейки за штуку. Но для этого трупы грызунов, завернутые в тряпку или бумагу и заранее смоченные керосином, нужно было доставить на одну из пожарных станций.

Объявление в газете «Киевлянин» об истреблении крыс. Ноябрь 1901 г.

Очевидно, предложенное вознаграждение вдохновило немногих (хотя за три копейки в те времена можно было получить стакан чая с булкой). Спустя десять дней было подсчитано, что количество уничтоженных крыс не превысило и пяти сотен.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о том, как в старину киевляне дурачили друг друга в День дураков 1 апреля.